September 24th, 2004

Марс

Кандидат

Иван Матвеевич беседовал с усатым мужчиной, когда я зашёл в большой зал. Отделанный под тёмное дерево и с большими космическими фотографиями на стенах, он смотрелся очень эффектно. Я сел за предложенный стул, ожидая окончания разговора. Невольно я узнал о проблемах организационного характера между ЦПК и РКК.
Вскоре мы начали наш долгожданный разговор. Всё те же вопросы о семье, работе, планах...
- Подожди, Александр Павлович хотел тебя увидеть, - врач вышел.
Вскоре он вернулся, а через некоторое время за ним вошёл сам Александров. Стройный, подтянутый, с улыбкой на лице. Он крепко пожал мне руку и сел напротив.
Мы познакомились. Меня поразил блеск в его глазах. Он два раза был Там...
- Мы заинтересованы, чтобы ты прошёл. Если бы у нас все были бы такими же целеустремлёнными, то мы бы не волновались... Смотри, только поаккуратнее теперь. Там в проруби ледяной не купайся, под машину не попади, кипятком не обварись. А то знаешь как бывает по молодости. - его глаза смеялись.
Марс

(no subject)

Направляется на обследование в объёме первичного отбора кандидат ...
Марс

Первичный осмотр (23 сентября)

Глаза Галины Алексеевны согревали меня своим теплом. Она выглядела немного растерянно.
- Давно к нам не приходили из спецгруппы. - она смотрела на меня с интересом. Задав ряд вопросов, терапевт написала мне несколько направлений. Я постарался в этот день успеть как можно больше.
Мне сделали прививку от кори. Следом я прошёл ЭКГ (электрокардиограмму). Очень быстро. Два датчика на щиколотки, два на запястья и несколько “присосок” на грудь.
У окулиста мне подтвердили старый диагноз: - 2.0. Это в пределах допуска.
Интересно было у отоларинголога. Проверив слух, нос, горло, врач посадила меня на специальный стул. Я закрыл глаза и опустил голову к груди. Несколько десятков секунд меня вращали вокруг оси. Затем проверяли мою реакцию. Всё в норме. Столь простую проверку мой вестибулярный аппарат прошёл.
Облучить меня тоже успели. Сначала я прошёл стандартную флюорографию, а потом мне сделали рентгенографию придаточных пазух. Выглядело это забавно.
Я встал около огромного аппарата. К его экрану я прижался своим лицом через листочек, с широко открытым ртом, но нос был оттянут немного назад (не прикасаясь). Машина заурчала, просвечивая меня насквозь.
Невропотолог постучала меня молоточком по рукам и ногам и написала талон на ЭЭГ.

Я вернулся на работу, благо идти от медико-санитарной части всего минут 20. В обед я рассказал Диано о первых впечатлениях. После я вновь вернулся в МСЧ. Меня направили на ЭЭГ на 30 сентября, но я договорился в лаборатории на сегодня. Мне нельзя столь долго тянуть. Процесс электроэнцефалографии потряс меня до глубины души. :)
Меня усадили в кресло. На мою голову медсестра надела резиновую решёчатую шапочку, под которую вставила датчики. Начиная от лба и заканчивая затылком. Со специальной стойки она стала брать штырьки с проводами и вставила их в датчики. О, я вспомнил “Эховзвод”! ;)
На мочки ушей мне прицепили специальные прищепки.
Меня попросили не шевелиться и закрыть глаза. Во время считывания данных я по команде открывал или закрывал веки, глубоко дышал или успокаивался. Несколько секунд мерцала специальная лампочка... Вот только у врача что-то не получалось и мне несколько раз проверяли датчики, попровляя их и немного передвигая. Я очень надеюсь, что на результате это не отразится.
На работе я ещё успел два раза “сбегать” на другую территорию. В итоге полностью вымотался. Придя домой очень хотел залезть под душ, но нельзя. Прививка. :)
Марс

Первичный осмотр (24 сентября)

С утра натощак сдал анализы мочи и крови. Забрал результаты ЭЭГ. Невропотолог сказала, что всё в порядке. :)
Теперь до понедельника, когда будут готовы результаты анализов.