August 16th, 2008

Марс

(no subject)

«…К истине Лев Толстой всё-таки ближе в любой строчке «Войны и мира», чем в своих дневниковых записях, кои он вёл до последних дней, пряча дневники от жены и от Черткова, вернее, позволяя им читать дневник, писавшийся «семейно» или «литературно» (так сказать полуинтимно), а был ведь ещё и особый тайный дневник только для себя. Так вот: правды состояния в том интимном дневнике больше, чем в чём-либо ином. Правды того смертельного ужаса, который погнал Толстого из дому и который заставлял проставлять в дневниковых записях загадочные литеры: Е.Б.Ж.
Ларчик открывается просто: «если буду жив».
А когда Верочка Хлудова, десяти лет от роду, венчает ежедневные записи патетическим: «Прощайте!» - это не то же самое? Не та ли самая подлинность неведения в завтрашнем дне, без которой дневник теряет цену?
По-настоящему дневник пишется не для вечности. А если для вечности, то для той, которая таится в каждом мгновении.
Так надо и о вечности думать каждое мгновение?»

Лев Аннинский, «Безвестные лодочки в реке времён», («Наука и жизнь», №7, 2008)
Саша космонавт

О «Легенде»

Из памяти ещё не стёрся последний день в базовом лагере на Виченной Луде, когда мы с Кириллом наконец-то добрались до поляны голубики, незадолго до прибытия кораблей «Прибой» и «Сонар», но я уже рядом с душной столицей. Я начинаю понемногу писать дневник с «Классики», а также менее подробные воспоминания с «Трёх колец — ЭКО» и «Легенды Белого моря».

Но сначала два кусочка «Легенды»:
Был банный день для викингов и я возил их на моторке в Скрытый город. В это время небольшой отряд из 6 римлян (среди них консул Норфолк, трибун Вигфус и завпост Брут) и 1 викинга на драккарах (байдарках) был на разведке в южной части Сидорова. Их сопровождал Дэн. Момент был напряжённый. Несколько дней подряд по техническим причинам срывался штурм/осада римского форта отрядом Марцелл и союзника Тени. Это была последняя возможность, тёмные это понимали и не могли по законам логики игры упустить такую возможность. «Форт должен был пасть».
Во время очередного рейса Марцелл перехватила меня, торговца Эттила, и на борт «Серебряного дракона» погрузился весь отряд тёмных. 4 гребца повели лодку к Плоской Луде. Вышли из бухты Сидорова прямо напротив форта, конечно, римские дозорные сразу заметили врага. Я не знал, что творилось на острове, лишённый обзора на корме, но слышал крики. Лишь в момент причаливания к берегу я увидел римлян вокруг, это бросилась в атаку контуберия мечников. Их задачей было затруднить высадку, что почти удалось, часть воинов с обеих сторон замочила ноги. Выполнив свою договорённость с тёмным отрядом, я отчалил от берега, едва избежав расправы от ромейского воина Дентора. Дальнейшие события я знаю только по рассказам Мары и других свидетелей. Форт отчаянно сопротивлялся и только численное превосходство, тёмная магия и лом смогли сломить оборону римлян.
Collapse )