January 9th, 2011

Марс

«Пора в космос!»

Специально для чупинских школьников и не только – даю ссылки на детскую программу «Пора в космос!»
В приведённом ниже ролике особенно для меня то, что о скафандрах рассказывает Геннадий Михайлович Глазов (НПО «Звезда»), которого я знаю лично 4 года – по работе в Центре управлениями полётами и по тренировкам космонавтов на тренажёре «Выход-2» в Центре подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина.

*Здесь было видео, но его больше нет...*

Ещё несколько выпусков передачи в блоге у Саши (tigerofsiberia).

Конечно, важная особенность – это съёмки в условиях микрогравитации. Фёдор Юрчихин (МКС-24/МКС-25) рассказывает об особенностях работы на Международной космической станции. Помню, что Ирина (arverg) при первом просмотре была очень впечатлена тем, что массивный мановакууметр завис в воздухе.

P.S. А впервые о программе «Пора в космос!» я прочитал в официальном блоге эксперимента Института медико-биологических проблем «Марс-500» imbp_mars500.

P.P.S. Для сравнения детская программа NASA-TV.
Марс

Природа атеизма

«Где-то на нашей планете мужчина только что похитил маленькую девочку. Скоро он изнасилует её, подвергнет пыткам и затем убьёт. Если это чудовищное преступление не происходит прямо сейчас, оно произойдёт через несколько часов, максимум — дней. Говорить об этом с уверенностью нам позволяют статистические законы, правящие жизнью 6 миллиардов человек. Та же статистика утверждает, что прямо в этот момент родители девочки верят в то, что всемогущий и любящий бог заботится о них.

Есть ли у них основания верить в это? Хорошо ли то, что они верят в это?

Нет.

Вся суть атеизма заключена в этом ответе. Атеизм — это не философия; это даже не мировоззрение; это всего лишь нежелание отрицать очевидное. К сожалению, мы живём в мире, где отрицание очевидного является делом принципа. Очевидное приходится констатировать снова и снова. Очевидное приходится отстаивать. Это неблагодарная задача. Она влечёт за собой обвинения в эгоизме и чёрствости. Более того, это задача, которая атеисту не нужна».

Сэм Харрис, «Что такое атеизм»wolf_kitses)
Марс

Мысли

«…
— Госсе, — неожиданно отозвался пилот, — вы дадите мне машину?
— Не дам.
— У меня диплом оператора тысячников.
У Госсе блеснули глаза, но он повторил:
— Не дам. Вы никогда не работали на Титане.
Пилот молча стал расстегивать скафандр. Отвернул широкий металлический воротник, отстегнул наплечные клапаны, под ними — молнию, сунул руку глубоко за пазуху и вытащил бумажник, измятый от долгого ношения под тяжелой оболочкой скафандра. Наплечные клапаны разошлись, как отпоротые. Он подошёл к Госсе и стал выкладывать перед ним документы, один за другим.
— Это с Меркурия. Там у меня был Бигант. Японская модель. Восемьсот тонн. А вот право работать с тысячниками. Я бурил ледовый материк в Антарктиде шведским морозоходом, Криоператором. Вот фотокопия второй награды на состязаниях в Гренландии, а это — с Венеры.
Он кидал фотографии, как козырные карты.
— Я был там с экспедицией Холли. Вот это мой термопед, а это — моего сменщика. Обе модели экспериментальные, неплохие. Только климатизация текла.
Госсе поднял на него глаза:
— Ведь вы пилот?
— Я переквалифицировался. Как раз у командора Пиркса. Сначала я служил на его «Кювье». Потом командовал буксиром...
— Сколько же вам лет?
— Двадцать девять.
— Как вам удалось так переметнуться?
— Когда хочется, выходит. К тому же водитель планетных машин овладевает любым новым типом за час. Всё равно что пересесть с мотороллера на мотоцикл.
Он помолчал. У него была ещё пачка фотографий, но он не достал её. Собрав с пульта разбросанные снимки, сунул их в потертую кожаную обложку и опустил во внутренний карман. В распахнутом скафандре, раскрасневшийся, он стоял рядом с Госсе. На мониторах продолжали двигаться ничего не значащие полоски света. Лондон, усевшись на ограждение из труб у стеклянной стены, молча наблюдал эту сцену.
— Ну, скажем, я дам вам Диглатора. Предположим. Что вы станете делать?»

Станислав Лем, «Фиаско»

Как-нибудь дозрею – расскажу подробнее, что общее у меня и у героев книг Роберта Хайнлайна (фонд его имени) и Антона Первушина (apervushin) – и к чему приводят «призывы» Витуса Вагнера (vitus_wagner) и Николая Горькавого (don_beaver).

А сейчас читаю «Фиаско» Станислава Лема.