alien3 (alien3) wrote,
alien3
alien3

Categories:
  • Music:

Экстрим-экспедиция «Найти упавшую звезду»

1-5 июня я участвовал в редком и фантастическом путешествии с Экстрим-экспедицией «Найти упавшую звезду» (№19).
Я знал, что ветераны поисково-спасательных служб и энтузиасты космонавтики нередко встречают в степях Казахстана экипажи кораблей «Союз» (смотрите статью Александра Фарафонова в журнале «Новости космонавтики», №11, 2016 г.), теперь же по приглашению Александра Лазаренко (Фонд «Русские Витязи») я смог увидеть всё своими глазами.


Спускаемый аппарат корабля «Союз МС-07», на котором вечером 3 июня вернулись: космонавт Антон Шкаплеров (Россия) и астронавты Скотт Тингл (США) и Норисигэ Канаи (Япония).

Началось всё с самолёта в Челябинск, где по прилёту я встретился с Сашей Фарафоновым и Сашей Осипенко. Было раннее утро 31 мая и нам предстояло путешествие в Казахстан. Очень скоро нас на своём ленд ровере забрал Влад, и мы отправились в Кустанай, базовый город экспедиции.


Перелёт Петербург - Челябинск на Боинге 737-500

На разбитой границе мы заполнили миграционные карты и продолжили свой путь.
В Кустанае (новое название Костанай) мы остановились в гостинице «Остров», где к нам присоединился участник Алексей (Ростов-на-Дону).
Этот день был организационным, мы встретились с командой экспедиции, многие из которых живут в Кустанае, и занимаются продажей автомобилей (внедорожников) и мототехники, при этом увлекаются экстремальным вождением.

Мы встретились в одном из офисов, чтобы поговорить про предстоящее путешествие, познакомиться и решить завершающие организационные вопросы.
Кустанай стал базовым городом для экспедиции не только из-за близости к России, но и потому, что раньше здесь располагалась военная часть поисково-спасательной службы, которая собирала спускаемые аппараты военных и гражданских КА. Потом её перевели в Россию.


Девочка Настя (дочь Данилы) на фото не поехала в этот раз с нами, но будет встречать космонавта Олега Артемьева в октябре этого года. Она уже провожала его на орбиту на Байконуре. Кстати, Настя окружена четырьмя Александрами, но думаю, что про приметы она не в курсе. ;-)



Все участники экспедиции большие фанаты космонавтики. При их участии, совместно с фондом «Русские Витязи» была издана книга Игоря Афанасьева («Новости космонавтики») - «Отечественные пилотируемые космические посадки» М.: Фонд «Русские Витязи», 2016. – 528 с., фот.
Олег Артемьев во время работы в РККЭ в том числе входил в состав команды техобслуживания СА на месте посадки, поэтому он большой друг и поисково-спасательной службы, и регулярных участников экспедиции, один раз тоже выезжал с ними на встречу экипажа (хотя в тот раз был баллистический спуск (БС) и увидеть космонавтов не получилось), но с того времени есть примета, что если нелетавший космонавт едет встречать корабль с Экстрим-экспедицией «Найти упавшую звезду», он обязательно летит в космос. И Олег полетел, а теперь уже он второй раз на орбите.


Олег Артемьев на обложке

Вечером часть команды собралась в приятном ресторанчике с уйгурской кухней, в основном с мясным меню (очень вкусным). За время экспедиции я съел мяса больше, чем обычно за 2 месяца.

Утром 1 июня был ранний подъём и уже в 7.00 по местному времени (+3 часа к Мск) мы были на выезде из города, чтобы совершить первую часть автопробега Кустанай - Караганда (мимо Астаны). В этот раз экспедиция состояла из 6 внедорожников, по рассказам бывало и больше 10.
Фотографом с нами поехал Евгений Канашкин, большая часть снимков в рассказе его (включая кадры с квадрокоптера).


Старт автопробега до Караганды

У каждой машины и, соответственно, у экипажа был свой позывной, наклеенный на лобовом или заднем стекле - «Патриот», «Бродяга», «Музыкант», «Yamaha», «Валдис», «Леший». Это необходимо для движения в составе автоколонны, как на шоссе, так и в степи. Экипажи постоянно переговаривались по радиосвязи, такой же, что используют дальнобойщики. Мы слышали водителей фур, спрашивали у них обстановку на дороге и т.д.


На пути в Караганду. На футболке ракета-носитель «Протон-М» руки Анастасии Просочкиной (anestazy)

Отдельный момент это реклама в радиоэфире, обычно рассчитанная на дальнобоев, она реально мешала, но воспринималась, как неизбежное зло. Интересно, что, из-за отражения радиоволн, иногда мы слышали в Казахстане рекламу из сибирских городов.


Экипаж «Валдис»

Дорога была долгой, в первую очередь из-за перегруженности хозяйственной машины.
Мы регулярно останавливались на заправках, кто-то заливал бензин, кто-то сжиженный газ и бензин. За много лет экспедиционщики присмотрели определённые кафешки, где можно было вкусно поесть, а диета у нас в основном была мясной. Очень хотелось кофе, но почти везде он был растворимым и только в одном месте варёным в автомате. Там, кстати, нас узнали, и на дверях кафе были старые эмблемы экспедиции (ребята наклеили ещё одну).


На трассе

А я с собой вёз значок с эмблемой автопробега «Звёздный путь», который проходил в это же время, мои друзья из Федерации космонавтики ехали на космодром Байконур.

Запомнилось отсутствие по дороге нормальных для западного человека туалетов. Обычно на заправках и у кафе были сарайчики с отверстием в бетоне. Лишь в одном месте более приличный платный туалет (50 тенге), но без унитазов.
Для мужчин это ещё ничего, а вот дамам сложнее.

Пока мы ехали, ветер был достаточно крепким - 25 м/с и только к вечеру утих.
В Караганду мы прибыли около 20.00 и закупили воду, пиво и овощи. Остановились в небольшом мотеле, чтобы поспать буквально часов 5, а 2 машины с поварами уже вечером поехали на первую точку, у искусственного озера в степи.




Команда заброски на озере

Подъём 2 июня был очень ранний, мы поехали в аэропорт, забирать оставшихся участников экспедиции. Забавно, что на казахском он «әуежай». :-)

Мы забрали по машинам Алексея (Караганда), Юлию («Страна космического туризма») и Дарью (Хеликс-СПб). Вскоре мы выехали из Караганды и оказались в степи, 19-я экспедиция официально началась именно с этого момента. С нами в машине поехала Дарья.
У искусственного озера без названия, где занимаются платной рыбалкой, мы позавтракали пловом. Времени у нас было немного, поэтому уже скоро мы въехали в дикую степь, где лишь изредка встречаются стойбища.


Дарья


Алексей из Караганды

Следующей точкой нашего путешествия стал памятник погибшему экипажу «Союза-11», установленный на месте посадки (47°21′24″ с. ш. 70°07′17″ в. д.).
Георгий Добровольский (командир), Владислав Волков (бортинженер), Виктор Пацаев (инженер-исследователь) после плодотворной работы на первой в истории пилотируемой орбитальной станции «Салют-1» погибли при возвращении на Землю из-за разгерметизации спускаемого аппарата на большой высоте. Космонавты летели без спасательных скафандров и были обречены. С того трагического случая все космонавты и астронавты стартуют в космос в скафандрах.
На месте приземления погибшего экипажа был установлен памятник. В лихолетье казахские мародёры распилили его на металлолом, а недавно бывшие специалисты поисково-спасательной службы за своё счёт поставили новый, который мы и посетили в этот раз.

На пути к памятнику мы попали в настоящую пылевую бурю, ехали словно под куполом, при выходе из машины ветер просто сносил. Горизонт в степи сильно приблизился.
В пути мы вели беседы о космонавтике по радио, и то я, то Саша Фарафонов говорил, что посадку перенесут, если скорость ветра будет больше 15 м/с. А тут выло все 30. Хотя вспомнить такой перенос в последние годы не смогли, а главное прогноз погоды на 3 июня был отличным!

По пути мы встретили местных пастухов на мотоциклах, выглядело это как старый добрый фильм «Безумный Макс 2: Воин дороги».


Современные пастухи (кто-то из наших ребят приклеил на один из мотоциклов наклейку Экспедиции)



К транспорту в степи нужно относиться очень серьёзно, и к наличию горючего.
Мы ехали на внедорожниках и другого варианта не было. Застрять в степи, особенно в одиночку - это гарантированная смерть.
Опытные участники рассказывали о множестве сложных ситуаций, с которыми они сталкивались, что степь всегда разная и нужно к этому быть готовым. Например, почти в каждой машине была проволока, которой они выгребали сухую траву из отверстий снизу кузова - были случаи, когда она вспыхивала при движении (приходилось заливать огнетушителями).




Памятник

Возложив цветы у памятника и почтив память героев, мы тронулись дальше в путь.
Решили не делать промежуточный лагерь, как планировали изначально, а сразу доехать до места посадки.
Остановились у заброшенного стойбища, времён СССР. Но рядом виднелось красивое древнее захоронение - некрополь казахов. По дороге мы видели современные, а это был старый, из необожжённой глины, напоминавший видом группу термитников.
Быстро в сумерках установив лагерь, мы поужинали мясом (шашлык) и салатом и стали готовиться ко сну, водители в своих машинах, а остальные участники в палатках.


Лагерь


Наблюдая ночное небо

Но, прежде чем уснуть, я дождался пролёта МКС над нами. Сотовой связи здесь, конечно, не было, но Саша Фарафонов сохранил картинки со временем видимости МКС на смартфоне (с https://www.heavens-above.com/). Почти вся экспедиция в назначенное время собралась в стороне от костра, всматриваясь в юго-западный участок неба и любуясь звёздами. Саша достал зелёную астрономическую лазерную указку, показывая некоторые созвездия, Венеру и Юпитер. И вот появилась станция. Очень яркая, быстро она скользила по небу на северо-восток.
Было радостно, мы понимали, что там сейчас ещё не спят 6 человек и трое из них завтра вернутся на Землю маленькой звёздочкой, «отколовшись» от этой большой.
Ещё раз полюбовавшись на Млечный путь я пошёл спать. Ночи в степи были очень холодными, пожалел, что не взял одежду потеплее, но в спальнике было комфортно.


https://www.heavens-above.com/ - лучший сайт для наблюдения пролётов искусственных спутников Земли

Утром 3 июня мы встали поздно, удалось выспаться. Погода была на удивление прекрасной. Чистое небо и вполне дружелюбный ветерок, всё как в прогнозе синоптиков, словно вчерашняя пылевая буря нам приснилась.




Некрополь


Утро



Времени хватало, поэтому часть группы прогулялась до некрополя, он был всего в нескольких минутах ходьбы. Глиняные сооружения облюбовали птицы, да и просто в степи их пение слышалось с разных сторон. Мы осторожно осмотрели часть сооружений, удивившись наличию достаточно свежей мусульманской могилы (XX век) среди древних мазанок. Видимо в стойбище, рядом с которым мы стояли, умерла достаточно молодая женщина, и её похоронили в некрополе. А потом выросшие дети и внуки поставили ей там же плиту. Совсем новую, так как надписи были выгравированы лазером.





За обедом мы разговорились, что привело новых участников в эту экспедицию.
Оказалось, что Алексей из Караганды до этого участвовал в полётах по параболической траектории на ИЛ-76МДК (10 режимов по 25 секунд). Он признался, что ему было тяжело в конце, но само необычное испытание запомнилось на всю жизнь. Потом, когда он узнал, что можно поехать встретить экипаж, сразу решился на это. Более того, после нашей экспедиции он поехал на Байконур, провожать экипаж Прокопьева.
А Алексей из Ростова и Дарья из Петербурга наоборот уже провожали в полёт Антона Шкаплерова и решили встретить на Земле. Интересная мотивация.
Потом мы вспоминали клип OK GO и съёмки в невесомости Кейт Аптон (для Sports Illustrated).

Александр Лазаренко рассказал, что обычно с экспедицией ездили сотрудники «Ингосстраха», что-то вроде тимбилдинга для них, но теперь есть желание брать с собой разных людей, что-то вроде эксклюзивного космического туризма, который нельзя поставить на поток, как поездки на Байконур сейчас и на Восточный в будущем.


Телевидение Роскосмоса

Тем временем на горизонте появились машины. Приехало телевидение от Роскосмоса, они встали лагерем неподалёку, установив спутниковую антенну для прямой трансляции. На машинах из Караганды привезли японцев, встречающих Норисигэ Канаи.



И тут же приехали ПЭМки - поисково-эвакуационные машины «Синие птицы». На них пассажирами были специалисты РКК «Энергия» им. С. П. Королёва. Трое из них пришли к нам в гости, включая Евгения, конструктора по пилотируемым кораблям «Союз» и «Федерация». Потом мы вместе с ним прогулялись по степи, посмотреть на щиты лобовой защиты, которые разбросаны по степи. Обычно специалисты забирают один из десяти для исследований, а остальные собирают местные жители или экспедиционщики на сувениры или для продажи свинца, который помещён в щитах для балансировки СА.


Старый щит лобовой защиты, откопанный Сашей Фарафоновым

Мечта любого конструктора РККЭ - найти внешние закопчённые стёкла иллюминаторов СА, которые отстреливаются при парашютном спуске, но это нереально, ведь они на большой скорости вонзаются в грунт на большой территории. Мне сказали, что ещё ни разу не находили.

Саша Фарафонов регулярно оповещал нас о том, что происходит на МКС, циклограмма была у него на смартфоне. В какой-то момент мы узнали, что экипаж уже в корабле и проходит проверку герметичности. Потом была отстыковка.
Время X приближалось.

Мы услышали гул самолёта-ретранслятора. Поисково-спасательная операция шла по плану. Александр Лазаренко провёл инструктаж новичков, и мы сели по машинам.
Отъехали недалеко, выбрав центральное положение, недалеко от ПЭМок. Они традиционно вставали в расчётное место приземления, которое потом «корректировал ветер». Мы вышли, включив две радиостанции - одна на частоте СА, вторая на частоте спасателей.


За несколько минут до входа в атмосферу СА


По количеству значков на груди можно выявить ветеранов Экстрим-экспедиции «Найти упавшую звезду». Сергей («Музыкант»)

И вот долгожданный сигнал маяка с СА, что означало, корабль прошёл через «плазму». Кто-то закричал, что видит его. В рации раздался радостный возглас Антона и доклад, что с экипажем всё в порядке. Несколько секунд мы видели корабль в виде полоски - это был инверсионный след (конденсационный след) от СА. И вот уже сработала парашютная система. Нас охватила эйфория, всего несколько минут назад мы понимали, что корабль мог перейти в баллистический спуск, и тогда он сел бы на 400 км до нас. Но вот, всё в порядке и весь наш путь не напрасен, мы слышим голос Антона Шкаплерова, ПЭМки завелись и поехали в сторону снижающегося на основном парашюте корабля. Мы запрыгнули в машины и тоже понеслись через степь, прыгая на холмиках и ямках.


Вот оно!






Схема поисково-спасательной операции (фото Билла Ингалса)
Видна траектория полёта СА, основная точка приземления при автоматическом управляемом спуске, район посадки в случае недолёта (баллистический спуск), прикрытие авиацией и ПЭМками. Указано место приземления на резервном полигоне рядом с городом Аркалык в случае переноса на сутки из-за погодных условий



Фильм Европейского космического агентства и телестудии Роскосмоса о том, как происходит посадка спускаемого аппарата корабля «Союз»:


На странице телестудии Роскосмоса.


Этап парашютного спуска СА ТПК «Союз МС-07» (фото Билла Ингалса)



Мы остановились за несколько секунд по касания СА земли. Выскочили из машин и встретили облачко пыли от сработавших двигателей мягкой посадки возгласами ликования. Дальше мы не торопились и медленно стали подъезжать к месту приземления, пропустив вперёд ПЭМки. Дело в том, что в это время воздух начали сотрясать вертушки (целых 9 штук), которые с разных сторон стали заходить к СА и садиться в определённом порядке - образуя своеобразный полевой аэродром. Мешать в этот момент ни в коем случае нельзя.



Подъехали мы перед выемкой экипажа, когда СА уже остыл. Машины мы оставили в стороне и организованно подошли к тому участку ограждения лентой, который заранее обговорил Александр.
Антона Николаевича извлекли на наших глазах. Спускаемый аппарат сел идеально - вертикально, не завалившись, как часто бывает из-за парашюта и ветра, на бок. Но в этом случае труднее доставать космонавтов. Делают это целой командой с использованием специальной платформы, устанавливаемой на СА.



Антона усадили в специальный лежак, укрыли пледом, а два врача начали первичный осмотр. Выглядел он немного уставшим, но в целом спокойным и адекватным. Один из специалистов РККЭ дал ему тарелку с крупной черешней.
- О! - сказал Шкаплеров и радостно начал её есть.
Мы передали ему приветы, и я с Сашей развернули плакат с фотографией семьи:

Супруга и две дочери Антона

В это время начальник отдела организации поисково-спасательного обеспечения полётов космических объектов Росавиации Лукьянов Алексей Николаевич вёл непрерывный репортаж о происходящем по спутниковому телефону. Он дал ещё один телефон Шкаплерову, чтобы тот поговорил с женой.
- А я вас вижу, - сказал Антон, кивая на нас с Сашей и плакат.
В это время специалисты извлекли Скотта Тингла, а потом Норисигэ Канаи. Для них это был первый в жизни полёт и посадка, поэтому они выглядели более ослабленными, чем Антон.

От ЦПК на месте посадки был Юрий Маленченко, а от ИМБП РАН Олег Котов.


Скотт




После первичного осмотра, интервью и фотографирования экипаж перенесли в оранжевую палатку ИМБП РАН (фото Билла Ингалса)



Специалисты РККЭ полным ходом работали с СА, их можно было отличить по светло-серой форме. В это время улетели первые два вертолёта с начальством и с частью американцев.

Мы вели себя очень аккуратно, не пылили рядом с космонавтами, старались не мешать специалистам. Когда, примерно через 1,5 часа, космонавтов стали выводить из палатки, мы встречали их аплодисментами, чтобы поддержать.
Сначала Антона, а потом Скотта и Норисигэ на ПЭМках (салон) увезли к вертолётам (несколько сотен метров). У каждого был свой вертолёт до Караганды (оттуда они улетели на самолётах, после церемонии встречи местными властями).
В момент отъезда наш фотограф Евгений мило шутил с фотографом NASA Биллом Ингалсом.

Срочные научные грузы из СА тоже забрали на вертолёт, а не срочные остались в спускаемом аппарате, туда же уложили снятые с экипажа скафандры.
Интересно, что с орбиты вернулся футбольный мяч чемпионата ФИФА.

Встречавшие Канаи журналисты из Японии долго сгорбившись сидели линией на краю полигона, набирая на ноутбуках срочные новости о возвращении на Землю национального астронавта. На юг смотрела их небольшая мобильная спутниковая антенна.





Я успел пообщаться с Володей (инженер ИМБП), который проводил с Антоном Шкаплеровым эксперимент «Полевой тест» (не удалось завершить полностью из-за требования остановиться от врача экипажа), и с Романом (врач ИМБП), с которыми я познакомился на эксперименте в сухой иммерсии.

Наша экспедиция помогла довезти палатку ИМБП к вертолёту (иначе бы волокли), мы переводили разговор специалистов NASA и РККЭ, освещали фарами СА всю ночь, и дали специалистам хорошие ключи из своих машин.
Если посадка прошла штатно, то работы со спускаемым аппаратом затянулись. Оказалось, что из одного бака не слилась перекись водорода, которая используется для маневрирования СА при входе в атмосферу. Пришлось сертифицированному специалисту РККЭ в специальном фартуке и в рукавицах сливать перекись из бака, до того, как СА перевернули и выполнили завершающие операции (иначе его нельзя было погрузить на ПЭМку и везти в Джезказган).
Руководил всеми работами тесть Олега Артемьева - Малихов Сергей Георгиевич (РККЭ).
В какой-то момент, как накануне, над нами пролетела станция - и все: мы и специалисты «Энергии» махали вслед руками. А Сергей Георгиевич воскликнул, что там летит его зять.

Ощущения от происходящего были неповторимыми, одно дело читать о посадке на форуме НК и смотреть трансляцию, другое дело быть там, в гуще событий.
Во время работы на ЗЭМе РККЭ я участвовал в изготовлении кораблей «Союз», работая в Центре управления полётами, координировал возвращение грузов в СА, работая в ЦНИИ РТК, участвую в создании гамма-лучевых высотомеров «Кактус-2В» для мягкой посадки наших пилотируемых кораблей. Теперь же я смог своими глазами увидеть приземление ТПК «Союз МС-07». Круг почти замкнулся. :-)
Осталось теперь выполнить главное предназначение - полететь в космос. ;-)

Часть экспедиции вернулась в лагерь почти в полночь и легла спать, вторая наблюдала до 4 утра, когда работы с СА завершились и улетел последний вертолёт, пройдя над нашим лагерем. От этого проснулся Алексей из Караганды, остальные спали мёртвым сном.


Специалисты РККЭ собирают основной парашют СА




С Романом (ИМБП РАН). Вверху слева фотограф NASA Билл Ингалс




Поисково-эвакуационная машина «Синяя птица» (салон)
















Защитная крышка, установленная на передатчик гамма-лучевого высотомера Кактус-2В (активность радиоактивного источника 29 Гбк)


Твердотопливные двигатели мягкой посадки (сработавший и не сработавший). При штатной посадке на ОПС не все ДМП срабатывают



Я встал в 5.20 и уже в 6.00 лагерь покинули 2 машины - «Валдис» и «Музыкант».
По пути мы наконец-то увидели верблюдов. Наш марш-бросок длился больше суток: МП - Караганда (Алексей) - Астана (Дарья и Саша Фарафонов) - Кустанай (Сергей) - граница - Челябинск.
Утром в Челябинске я сел на поезд до Пензы (Новосибирск - Белгород) и моё приключение с Экстрим-экспедицией «Найти упавшую звезду» завершилось. Но останется в памяти на всю жизнь.




Пока мы ехали в Челябинск, Антон уже вернулся в Звёздный городок, где его встретила семья (на фото дочери Кристина и Кира) (фото ЦПК/Роскосмос)






На память об экспедиции у меня остались сертификат об участии и металлический значок в форме спускаемого аппарата «Союза»

Фотографии с телефона Саши Фарафонова.

P.S. Следующая Экстрим-экспедиция «Найти упавшую звезду» планируется в октябре, на встречу экипажа Олега Артемьева. По вопросу участия обращайтесь к Александру Лазаренко.



This entry was originally posted at https://alien3.dreamwidth.org/1215167.html. Please comment there using OpenID.
Tags: казахстан, кактус-2в, космонавтика, космонавты, небо, пилотируемая космонавтика, приключения, ркк «энергия»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →