alien3 (alien3) wrote,
alien3
alien3

27 января

27 января

«Так и не успели мы с Джордан сыграть в шахматы по дороге в Чупу. И дневник я продолжаю писать в дайверской гостинице (корабль) «Нереис» (Nereis).
Ночь в поезде для меня оказалась бессонной, мозг лихорадочно переваривал информацию полученную за день. Неизвестность всегда пугает. Очень многое мы обсудили накануне, большое количество важных моментов, которые нельзя было забыть. Ребята тоже толком не поспали, выпав из сознания где-то на час. Лишь, кажется, Люда спала сном младенца.
За 60 минут до установленного срока подъёма я на автомате соскользнул с полки и оделся в походную одежду. Узнал у проводницы, что в Чупе мы выходим налево и рюкзаки можно ставить направо.
Начал будить ребят, сначала своих соседей: Джордан, Скрю и Бараша, затем Люду, а она уже всех остальных.
Вообще высадка в Чупе дело ответственное. Стоянка всего 2 минуты и, хотя проводница держала поезд красным фонарём, всё равно нужно было очень внимательно отнестись к процессу. Мы с Барашем первыми спрыгнули на снег и стали принимать рюкзаки и лыжи, выкладывая их в ряд, параллельно составу.
Через несколько минут мы уже шли через пути к станции, где горели фары легковушки и фургончика. Первое впечатление: много рыхлого снега и не очень холодно. Не ниже –10 по Цельсию. Нас встретил Михаил Бессонов со вторым водителем. Погрузив рюкзаки в прицеп, команда расселась по машинам. Колонна выдвинулась в темноту северной ночи. В фургончике было развёрнуто совещание по планированию всего «Ледового гамбита II». Восемь человек из одиннадцати должны были тренироваться как лидеры этапов. А Люда, Пашок и Манюня кроме этого выступали как координаторы всего маршрута. С начала и до Скрытого города – Манюня.
Рядом с заброшенным посёлком Кереть нас высадили, что было на несколько километров ближе, чем в прошлом году. Там я потерял свой первый гвоздь. Настрой был странным, я старался осознать своё возвращение на Белое море.

Мы вышли на лёд реки Кереть, оставляя позади полуразрушенные домики. Денис объяснил технику безопасности на льду, показывая на Манюне. Пристегнувшись к страховочным тросам, пошли двумя колоннами по следу оставленному снегоходом. Я замыкал.
Дойдя до острова Горелый, мы сделали первый привал с костром и перекусом. Именно там я всё осознал. Ночь сменилась рассветом, открывая нам зимнюю сказку. Я смотрел на заиндевевшие сосны, на зелёные кустики черники, выглядывающие из-под пушистого снега, на тёмную воду за кромкой льда… Там я потерял свой нож, который верой и правдой служил мне 5 лет. Его сделал мой отец. А я оказался таким рассеянным…
Наступившее утро показало нам, что льда намного меньше, чем ожидалось. И если в прошлом году байдарка практически не использовалась по прямому назначению, то в этот раз переправы стали очевидными. Позже Манюня призналась, что не верила в это до конца, но реальность всё расставила по своим местам.
На материк мы переправлялись по воде. На оставляемом берегу развели костёр, Денис и Пашок надули «Щуку» и поставили распорки. Первыми на противоположный берег забросили меня и Рысь. Мы уже встречали остальных. На новом берегу тоже развели костёр. Это стало стандартом. Костры и горячий чай на обоих берегах, чтобы согревать экипажи. Расстояние было небольшим, и мы бойко закончили переправу. Собравшись, группа выдвинулась дальше на северо-восток по кромке берега, а Денис и Пашок часть пути прошли по воде, потом несли байдарку на руках. Напротив острова Матрёнин стала очевидной вторая переправа. По понятной схеме развели костёр, а Денис перебросил меня первым на противоположный берег. Помню ощущение от промокших перчаток и холодного весла… Брррр… Но ветра не было и это спасало. Там я потерял второй свой гвоздь.
Остров Матрёнин оказался очень милым, но лишённым сушин. Костёр мы развели с большим трудом, тратя много времени на поиски дров. Переправой руководила Джордан. Мы постоянно поддерживали радиосвязь. На Матрёнине сделали бутерброды из сухих хлебцев, сала и колбасы. Для Джордан нашли сыр. С нашей раскладкой не получилось делать большие перекусы и поэтому весь первый день было ощущение лёгкого голода. Тяжелее всего пришлось Андреичу, его накаченное тело требовало много белков и энергии.

У нас случилось небольшое непредвиденное обстоятельство. Когда все переправились на Матрёнин, оказалось, что пропала заламинированная бумажная карта, которая была альтернативой GPS-навигатору. Осмотрев пространство вокруг лагеря, решили вернутся на материк. Оперативно подготовили байдарку и мы с Денисом дошли по воде до предыдущей стоянки. Карта нашлась под бревном у костра.


Где-то на Белом

За Матрёниным лёд лёг крепко, и мы смогли пройти, неся байдарку для страховки. В это время мы окончательно поняли, что, при сложившихся погодных условиях и рельефе, лыжи будут только обузой. На острове Большой Горелый мы обнаружили приятный рыбацкий домик, сбитый из досок. Там команда решила оставить лыжи. А вот палки мы взяли с собой, на торосах они помогали сохранять равновесие.
По льду мы вышли на береговую линию острова Кереть. Денис решил в одиночку выйти на воду, чтобы сэкономить силы команды. Тут была сделана ошибка, которую мы поняли позже, во-первых, он пошёл один на байдарке, а во-вторых, без радиостанции. Мы решили, что Дэн всё время будет в зоне видимости, но вскоре наша группа уткнулась в скалы и полезла наверх. Подъём был очень крутой, на нас опустилась ночь. Пашок и Бараш шли первыми, периодически уходя в разведку.

Помню, когда Пашок сказал, что второй человек должен страховать первого в случае падения, Скрю ответила:
- Я не удержу Юни, Саша, иди за ней.
Я пошёл, улыбнувшись:
- Скрю, а меня ты удержишь? С самым тяжёлым рюкзаком?
Спасибо за доверие.

Команда очень устала, стало очевидным, что дойти до острова Большой Андронин уже нереально. Мы встали лагерем. Пока все искали дрова, Манюня с Пашком пошли искать подъём для байдарки (либо чуть раньше, чем встали лагерем). Я не знаю точно всех их приключений, но Денис всё-таки вышел к нам сам, оставив байдарку на берегу. Манюня уронила палку в скалах, но, к счастью, сама вернулась… Это самое главное.
Две наших палатки были поставлены, костёр разведён. Мы с Джордан очень долго пилили брёвна в стороне, в итоге сложили целую поленницу. Приятно было на неё смотреть. На ужин был густой гречневый суп с рыбой и немного сала. В качестве бонуса банка варёной сгущёнки, что я взял с собой. Все очень устали, поэтому быстро разошлись спать. Следующий день должен был пройти под моим лидерством, и я начал переживать из-за того, что мы не проговорили все цели. За деревьями горело зелёное полярное сияние, небо было усеяно звёздами, но отсутствовали силы, чтобы любоваться их красотой. Мои волосы покрылись инеем, стало холодать. Мы с Джордан некоторое время оставались у костра, пытаясь просушить вещи. Говорили об огне. Ибо только он мог позволить человеку придти так далеко на север…
С нами в спальнике спал Андреич. Он свернулся калачиком, поэтому я лежал в каком-то «расплющенном виде». Ночью затекали руки и я просыпался.

Прошёл первый день на Белом море».
Subscribe

  • Рассылка

    Немного удивительно в обычной рассылке от «Лекториума» прочитать про свой онлайн-курс для школьников и студентов «Как стать космонавтом?».…

  • Подкаст

    Поучаствовал в подкасте Science Bar Hopping вместе с преподавателем МГТУ имени Баумана Андреем Новиковым. Итак, о чём мы поговорили: ☄…

  • Московский музей космонавтики (2 часть)

    Вчера провели вторую часть моей виртуальной экскурсии по Московскому музею космонавтики на ВДНХ на канале «Лаборатория научных видео» в рамках…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments