alien3 (alien3) wrote,
alien3
alien3

«Ледовый гамбит II» - 2008



Если вы регулярно читаете мой журнал, то знаете, что мне по душе активная жизнь, полная ярких событий, приключений, пользы для близких людей и для всего человечества. Поэтому я работаю в Центре управления полётами (ЦУП-М), поэтому стал инструктором ЗБМ.
Наступивший год принёс много интересного, это работа в смене специалистом по системам обеспечения жизнедеятельности российского сегмента Международной космической станции, это подготовка к «Гамбиту» с командой ЗБМ.
Наш тренировочный выход на Белое море - «Ледовый гамбит II» начал самый активный год за всю мою жизнь. Вы могли читать походный дневник по частям, теперь же я собрал всё вместе и предлагаю свой «бортжурнал» вашему вниманию.


25 января

«22.00
Мы в поезде Москва-Мурманск. Разобрались с рюкзаками и лыжами. Вздохнули спокойно и сели ужинать. Теперь с начала и по порядку.
Почти вся команда собралась у Дениса Орлова на Сретенке в 18 часов (Джордан мы поймали уже на Ленинградском вокзале). Разобрали общественное снаряжение и продукты, переложили рюкзаки, взяли страховочные ремни и карабины и поехали на вокзал. В метро было сложно, мешались лыжи, и люди не стремились помочь нам, лишь удивлённо провожая взглядом наш отряд.
Наверное, у вас возник вопрос, а зачем всё это?
Мы команда ЗБМ. «Золото Белого моря» - так называется линейка программ «Коллекции приключений». По сути, Белое море наш родной дом. В любое время года.
Год назад восемь человек из команды ЗБМ прошли тренировку «Ледовый гамбит» – «Смерть в торосах». Сейчас нас 11 человек, из них пятеро новичков:
1. Денис Орлов – координатор ЗБМ;
2. Людмила Корнилина (Амбассадор) – администратор программ ЗБМ;
3. Маша Бабиенко (Манюня) – инструктор ЗБМ;
4. Паша Величко (Тень) – инструктор ЗБМ;
5. Джордан – команда игровой поддержки ЗБМ;
6. Катя (Лесная рысь) – стажёр ЗБМ;
7. Андреич – стажёр ЗБМ;
8. Юля (Юника) – стажёр ЗБМ (команда игровой поддержки)
9. Юля Скрылёва (Скрю) – стажёр ЗБМ;
10. Дима (Бараш) – стажёр ЗБМ;
11. Саша космонавт – инструктор ЗБМ.

Вероятно, в марте часть команды вновь вернётся на Белое море с участниками, на маршрутную программу «Полярная экспедиция». Поэтому так важно сейчас пройти эту тренировку.
Ну и конечно, летом нас ждут все программы: «Классика», «Восточный форт», «Три кольца – ЭКО» и «Легенда Белого моря». Ядром команды проведения станут как раз «гамбитовцы», как нас уже прозвали участники.
Мир, который мы оставляем в Москве, отправляясь на север, очень часто пугает своей душевной пустотой. Но там, на островах есть только один шанс выжить – оставаться единой командой. Дарить друг другу заботу и внимание.
В моей памяти остаётся весь прошедший день. Утром мама Фила устроила мне проводы цивилизации, а сам Фил проводил нас с Юникой до станции «Подлипки», передав закладку на Белое и шоколад для гамбитовцев.
Когда мы с Юникой ехали в электричке, зашёл разговор, а что именно можно назвать командой:
- У меня перчатки и бахилы Марсика, фонарик Пашка, термос Саши, рюкзак папы, комбинезон Скрю… Мы искали определение команды. Это оно…
На Ленинградском вокзале нас провожала большая компания. Было много участников. Петя Гамбарян (Фер Сидхе) пожелал нам удачи и передал Манюне артефакт Света, завтра он уезжает в Мурманскую область со студенческой программой «Коллекции приключений» - «Белое безмолвие».
Марсик (Морхелл) не смогла поехать на Белое море в этот раз, но подарила нам своё тепло при прощании и поручила мне вести этот дневник. Она тоже передала Манюне артефакт.
Настя подарила каждому из нас по апельсину с улыбкой, передав нам оранжевое настроение. Я буду нести в своём сердце этот солнечный свет весь «Гамбит».
Кирилл Терентьев тоже пришёл проводить нас. Год назад он познакомился с гамбитовцами в поезде, теперь же поделился с нами частичкой тепла в дорогу.
Очень рад был видеть также Лену (allaya) и Эру (Eera).
Посадка в поезд напоминала аврал, но мы справились. Управление в поезде перешло от Манюни (она координировала подготовку «Гамбита») к Люде.
Обсудив в кругу последние события, мы отправились спать».

26 января

«09.15
Утром мы с Людой встали первыми. При виде заснеженных елей за окном Люда мурчала от удовольствия. Мы едем на Белое море, сознание постепенно привыкает к этому факту. Юни закончила вязать в поезде и вручила мне шарф, повязав на шею. Чёрное с белым. В этом многое… То, почему я здесь.



21.00
День оказался очень насыщенным. Мы обсудили предстоящие этапы пути до Скрытого города и обратно. Есть понимание у команды, что очень многое зависит от ледовой обстановки. На каждый день пути 2-3 варианта маршрута с разными способами прохождения. Мы ещё не совсем понимаем, что нас ждёт.
Несколько часов у нас ушло на обмотку изолентой больших страховочных гвоздей и пришивание к курткам чехольчиков, сделанных из альпинистской стропы. Мне понравился нож-коготь Джордан, подаренный ей Андреем – нашим инструктором ушу из «Юй Дао». Этим ножом я резал нитки, занимаясь швейным делом. А Джордан шинковала им морковку. :)
В поезде на нас смотрят настороженно. Таких ребят, как Кирилл Терентьев не оказалось. Ещё раз спасибо за проводы всем ребятам. Мы постоянно будем держать связь с Москвой и свежая информация будет выкладываться на форуме «Коллекции приключений».
Закончили работу мы очень поздно, хотя и хотели лечь пораньше. В следующий раз нужно всё успеть сделать до поезда.
В час ночи у нас подъём и очень тяжёлый день впереди. Завтра мы будем на Белом море. Постараюсь находить время на журнал.
Удачи нам!»

27 января

«Так и не успели мы с Джордан сыграть в шахматы по дороге в Чупу. И дневник я продолжаю писать в дайверской гостинице (корабль) «Нереис» (Nereis).
Ночь в поезде для меня оказалась бессонной, мозг лихорадочно переваривал информацию полученную за день. Неизвестность всегда пугает. Очень многое мы обсудили накануне, большое количество важных моментов, которые нельзя было забыть. Ребята тоже толком не поспали, выпав из сознания где-то на час. Лишь, кажется, Люда спала сном младенца.

За 60 минут до установленного срока подъёма я на автомате соскользнул с полки и оделся в походную одежду. Узнал у проводницы, что в Чупе мы выходим налево и рюкзаки можно ставить направо.
Начал будить ребят, сначала своих соседей: Джордан, Скрю и Бараша, затем Люду, а она уже всех остальных.
Вообще высадка в Чупе дело ответственное. Стоянка всего 2 минуты и, хотя проводница держала поезд красным фонарём, всё равно нужно было очень внимательно отнестись к процессу. Мы с Барашем первыми спрыгнули на снег и стали принимать рюкзаки и лыжи, выкладывая их в ряд, параллельно составу.
Через несколько минут мы уже шли через пути к станции, где горели фары легковушки и фургончика. Первое впечатление: много рыхлого снега и не очень холодно. Не ниже –10 по Цельсию.

Нас встретил Михаил Бессонов со вторым водителем. Погрузив рюкзаки в прицеп, команда расселась по машинам. Колонна выдвинулась в темноту северной ночи. В фургончике было развёрнуто совещание по планированию всего «Ледового гамбита II». Восемь человек из одиннадцати должны были тренироваться как лидеры этапов. А Люда, Пашок и Манюня кроме этого выступали как координаторы всего маршрута. С начала и до Скрытого города – Манюня.
Рядом с заброшенным посёлком Кереть нас высадили, что было на несколько километров ближе, чем в прошлом году. Там я потерял свой первый гвоздь. Настрой был странным, я старался осознать своё возвращение на Белое море.

Мы вышли на лёд реки Кереть, оставляя позади полуразрушенные домики. Денис объяснил технику безопасности на льду, показывая на Манюне. Пристегнувшись к страховочным тросам, пошли двумя колоннами по следу оставленному снегоходом. Я замыкал.
Дойдя до острова Горелый, мы сделали первый привал с костром и перекусом. Именно там я всё осознал. Ночь сменилась рассветом, открывая нам зимнюю сказку. Я смотрел на заиндевевшие сосны, на зелёные кустики черники, выглядывающие из-под пушистого снега, на тёмную воду за кромкой льда… Там я потерял свой нож, который верой и правдой служил мне 5 лет. Его сделал мой отец. А я оказался таким рассеянным…

Наступившее утро показало нам, что льда намного меньше, чем ожидалось. И если в прошлом году байдарка практически не использовалась по прямому назначению, то в этот раз переправы стали очевидными. Позже Манюня призналась, что не верила в это до конца, но реальность всё расставила по своим местам.
На материк мы переправлялись по воде. На оставляемом берегу развели костёр, Денис и Пашок надули «Щуку» и поставили распорки. Первыми на противоположный берег забросили меня и Рысь. Мы уже встречали остальных. На новом берегу тоже развели костёр. Это стало стандартом. Костры и горячий чай на обоих берегах, чтобы согревать экипажи. Расстояние было небольшим, и мы бойко закончили переправу. Собравшись, группа выдвинулась дальше на северо-восток по кромке берега, а Денис и Пашок часть пути прошли по воде, потом несли байдарку на руках. Напротив острова Матрёнин стала очевидной вторая переправа. По понятной схеме развели костёр, а Денис перебросил меня первым на противоположный берег. Помню ощущение от промокших перчаток и холодного весла… Брррр… Но ветра не было и это спасало. Там я потерял второй свой гвоздь.

Остров Матрёнин оказался очень милым, но лишённым сушин. Костёр мы развели с большим трудом, тратя много времени на поиски дров. Переправой руководила Джордан. Мы постоянно поддерживали радиосвязь. На Матрёнине сделали бутерброды из сухих хлебцев, сала и колбасы. Для Джордан нашли сыр. С нашей раскладкой не получилось делать большие перекусы и поэтому весь первый день было ощущение лёгкого голода. Тяжелее всего пришлось Андреичу, его накаченное тело требовало много белков и энергии.

У нас случилось небольшое непредвиденное обстоятельство. Когда все переправились на Матрёнин, оказалось, что пропала заламинированная бумажная карта, которая была альтернативой GPS-навигатору. Осмотрев пространство вокруг лагеря, решили вернутся на материк. Оперативно подготовили байдарку и мы с Денисом дошли по воде до предыдущей стоянки. Карта нашлась под бревном у костра.


Где-то на Белом

За Матрёниным лёд лёг крепко, и мы смогли пройти, неся байдарку для страховки. В это время мы окончательно поняли, что, при сложившихся погодных условиях и рельефе, лыжи будут только обузой. На острове Большой Горелый мы обнаружили приятный рыбацкий домик, сбитый из досок. Там команда решила оставить лыжи. А вот палки мы взяли с собой, на торосах они помогали сохранять равновесие.
По льду мы вышли на береговую линию острова Кереть. Денис решил в одиночку выйти на воду, чтобы сэкономить силы команды. Тут была сделана ошибка, которую мы поняли позже, во-первых, он пошёл один на байдарке, а во-вторых, без радиостанции. Мы решили, что Дэн всё время будет в зоне видимости, но вскоре наша группа уткнулась в скалы и полезла наверх. Подъём был очень крутой, на нас опустилась ночь. Пашок и Бараш шли первыми, периодически уходя в разведку.

Помню, когда Пашок сказал, что второй человек должен страховать первого в случае падения, Скрю ответила:
- Я не удержу Юни, Саша, иди за ней.
Я пошёл, улыбнувшись:
- Скрю, а меня ты удержишь? С самым тяжёлым рюкзаком?
Спасибо за доверие.

Команда очень устала, стало очевидным, что дойти до острова Большой Андронин уже нереально. Мы встали лагерем. Пока все искали дрова, Манюня с Пашком пошли искать подъём для байдарки (либо чуть раньше, чем встали лагерем). Я не знаю точно всех их приключений, но Денис всё-таки вышел к нам сам, оставив байдарку на берегу. Манюня уронила палку в скалах, но, к счастью, сама вернулась… Это самое главное.
Две наших палатки были поставлены, костёр разведён. Мы с Джордан очень долго пилили брёвна в стороне, в итоге сложили целую поленницу. Приятно было на неё смотреть. На ужин был густой гречневый суп с рыбой и немного сала. В качестве бонуса банка варёной сгущёнки, что я взял с собой. Все очень устали, поэтому быстро разошлись спать. Следующий день должен был пройти под моим лидерством, и я начал переживать из-за того, что мы не проговорили все цели. За деревьями горело зелёное полярное сияние, небо было усеяно звёздами, но отсутствовали силы, чтобы любоваться их красотой. Мои волосы покрылись инеем, стало холодать. Мы с Джордан некоторое время оставались у костра, пытаясь просушить вещи. Говорили об огне. Ибо только он мог позволить человеку придти так далеко на север…
С нами в спальнике спал Андреич. Он свернулся калачиком, поэтому я лежал в каком-то «расплющенном виде». Ночью затекали руки и я просыпался.

Прошёл первый день на Белом море».

28 января

«Утром мы с Людой встали первыми. Она развела огонь, озвучив мысль, что можно сделать нодью. Но у меня не хватало оптимизма на это. Я понял, что поднять ребят сейчас очень сложно. В начале я и не думал, что для команды проведения требуются особая мотивация, личное обращение к каждому и так далее. Эта мысль казалась смешной, но реальность как обычно веяла внутренней тоской. Прошло 30 минут с объявления подъёма, а встала только Манюня. У меня насмерть замёрзли бахилы, я мучительно думал, в чём же идти дальше, а команда с трудом выползала из палаток. В итоге даже завтрак приготовили раньше, чем все собрались. С выходом мы опоздали более чем на час, но хотя бы поели. Проверив водную обстановку, решили, что Денис с Людой пойдут на байдарке, а остальная группа под моим руководством по торосам, вдоль Керети. Смелый экипаж тепло оделся, облачился в полиэтиленовые мусорные мешки и спустился к «Щуке». В этот раз про радиосвязь вопросов не возникало, я лично вёл переговоры с байдаркой на всём маршруте. Третья радиостанция была у Пашка, он шёл впереди группы с GPS- навигатором, а я с Манюней и Джордан оставался в конце. Нам троим было тяжело, мы шли в ботинках и сильно скользили по льду. Бахилы с металлическими шипами намного удобнее на торосах. Есть мысль в следующий раз купить специальные шипы на обувь. Манюня шутила, что надо было брать коньки, а не лыжи, но учитывая рельеф... Мы постоянно прыгали по льдинам, наваленным у берега. Представляю, если бы нам пришлось нести байдарку. С перекусами оказалось совсем туго, поэтому съели две плитки шоколада из моего НЗ и одну Пашка.

Палатку ещё утром я отдал нести Андреичу, чем уменьшил вес, давящий на меня, и поднял собственную мобильность.
В то время, когда Денис с Людой обошли Малый и Большой Андронин, проверяя ледовую обстановку напротив Сидорова, наша пешая группа разделилась на две части, пристегнувшись к страховочным тросам. По льду мы переправились на Большой Андронин, обогнули его с восточной стороны и вышли на стоянку Дениса и Люды. Развернули лагерь и приготовились к самой длинной переправе по воде. Командовать на тот берег отправили Люду с радиостанцией. Вскоре напротив маяком запылал костёр. А где-то по верхам маячил фонарик, это Рысь полезла на скалы за дровами. Смеркалось. Переправа стала ночной. Капитанами байдарки, как самые опытные, были Денис, Пашок и Бараш. По очереди они перебрасывали ребят на Сидоров. Нас с Манюней последними перевёз Бараш, пока Денис и Пашок грелись у костра на Большом Андронине.
Мы съели бутерброды с чаем и наполнили термоса. Горячий чай в термосах очень хорошо выручал нас на маршруте. Когда вся группа собралась в небольшой расщелине на Сидорове, мы подняли байдарку повыше и, привязав, оставили дожидаться нас.

Наступила ночь, небо было усеяно яркими звёздами. В голове была одна мысль, что мы обязательно должны дойти до Скрытого. И мы шли. Ребята очень устали и я прилагал все усилия, чтобы поддержать их. Темп мы держали умеренным, делали привалы при необходимости и пили чай. Пашок шёл тропящим по глубокому снегу и оставался навигатором. Отчасти благодаря его хорошей физической подготовке мы смогли идти и идти дальше на восток. Когда команда вышла на широкое замёрзшее болото, я вздохнул спокойно. Совсем близко. Джордан шла замыкающей, её выносливость на протяжении всего «Гамбита» вызывала у ребят искреннее уважение. Последние сотни метров до цели были полны восхищением красотой природы Сидорова. На чёрном небе рассыпались созвездия, слева неровными полосами горело полярное сияние, молоденькие ёлочки блестели серебром в лучах наших фонарей, вызывая ощущение новогодней сказки. Это очень хорошо поддерживало мои силы.

До Скрытого мы дошли где-то около часа ночи. Я взял в этот день часы у Андреича, но никто из нас так и не смог точно фиксировать время, отсекая в основном только утренний подъём.

Открыв баню и домик, мы поняли, что осенью там были «гости». Они сотворили беспорядок и унесли часть оставленных продуктов, в том числе целую бочку макарон. Но дрова остались. Спасибо Антону Косый, который в августе делал часть этого запаса.
Как лидер этапа я распределил людей: Дениса, Андреича, Рысь и Джордан в баню, где теплее всего, Манюню, Пашка, Юнику, Скрю и Бараша в домик (этим составом они спали в палатке). Так как места больше не было, мы с Людой остались спать на улице, поставив чуть дальше от берега палатку. Туда мы постелили наши с Джордан спальники, самые тёплые на «Гамбите» (и соответственно тяжёлые).
Андреич уснул в бане, я понимаю, как ему было тяжело. Пока все обустраивались, на улице оставались я, Люда, Бараш и Рысь. Ребята занимались костром, а я варил гречневую кашу с самодельной тушёнкой. Под конец остался совсем один на один с ночью.



Я полюбил Скрытый город сразу, как только моторка довезла нас с Денисом и доктором Ливси в мой первый день на Белом в июне прошлого года. Это суровое место и не самое безопасное из возможных. Но оно несёт в себе неповторимую атмосферу. Завораживающий вид на открытое море со скалы и прохладный ветер свободы… То, что я помню всегда, находясь более, чем за тысячу километров от Сидорова.

Над морем поднимался кроваво-красный месяц. Он завораживал своим сокральным цветом, в голове проносилось что-то про рассеивание световых волн в атмосфере и её толщину, но какой смысл думать об этом, когда такое чудо поднимается над горизонтом? Я попросил Пашка или Рысь сфотографировать Луну, но они не нашли сил выйти. Я взял камеру у Рыси, но всё что получилось, это смазанное пятно... Руки тряслись от холода, а в настройках я так и не смог разобраться там, на скале...

Приготовив ужин, я отнёс его в домик, где собрались все, кроме Андреича. Ему кашу отнесла Рысь. Разбирать этап мы не стали, уже наступало утро и все страшно хотели спать. Печка в бане грела хорошо, а в домике не очень, всё-таки скала. Ребята улеглись, а мы с Людой пошли на улицу. Буквально за час небо закрыли тучи, началась метель. Нашу палатку трясло порывами ветра, честно говоря, я не был уверен, что гвозди, которые мы использовали как колышки, удержат тент, поэтому по периметру засыпали его снегом. Места для двоих в палатке было много, но было жутко холодно. Я сполз куда-то на дно спальника. Ночью меня начало трясти и Люда надела на меня безрукавку. Плохо помню это, как и те утренние кошмары, что вызывал злой зимний ветер...»

29 января – днёвка в Скрытом

«Утро пришло с морозной тишиной. Люда встала первой и ушла в Скрытый. Я не нашёл ни сил, ни желания вылазить из спальника до объявленного подъёма. Было светло и тихо. Ветер молчал. Я поддержал эту игру. Так мы и играли в молчанку больше часа, но потом пришла Люда и сказала про завтрак. Выйти из палатки на снег, натянуть заледеневшие ботинки, всё это казалось утренним полярным кошмаром. Но день начался, нужно было работать. На завтраке я узнал, что необходимо заготовить очень много дров. Денис и Манюня отправились на южную вершину Сидорова, где вышли на связь с Москвой, чтобы вновь кто-то из участников написал последние новости на форуме. Лидером дня была Рысь, ей пришлось нелегко, она была самой молодой среди гамбитовцев. Координировал её Пашок.
Всю световую часть дня я только и делал, что курсировал в лес и валил небольшие сушинки, складывая их около бани. Парни и Джордан в это время пилили большие брёвна (оставшиеся с лета) на чурбачки, потом Бараш и Скрю кололи их на дрова. Мы подготовили необходимый запас дров для весенней программы «Полярная экспедиция», хотя не факт, что ребята дойдут до Скрытого города, всё зависит от их упорства и погодных условий.

День совсем не был похож на отдых, как мне говорили ранее. Не было времени даже полюбоваться на море со скалы. Темнота пришла очень быстро. Я бы даже сказал обидно быстро. К вечеру мы уже решили, что запланированный день с радиалками отменяется, нам было пора возвращаться. Прогноз погоды, полученный из Москвы, и данные разведки Дениса и Манюни наводили на размышления и требовали с большой ответственностью отнестись к дороге домой. Ещё перед отправлением в Чупу, Денис прогнозировал возможность ловушки, устроенной нам непредсказуемой погодой на Белом море. Соответственно наши планы сместились на один день.

После очень вкусного ужина мы провели разбор крайних дней (этапов и лидеров). Обратная связь по моему этапу была предсказуема, команда отметила недостаточную жёсткость принятия решений с моей стороны, некоторую рассеянность, но при этом повышенную поддержку каждого из группы и «метод пробуждения совести». :)
После «официальной части» наступил сокровенный момент. Мы праздновали кельтский праздник Имболк. Так как Фер Сидхе был в тот момент ещё севернее, чем мы, церемонию проводила Юника. Она рассказала историю этого праздника, означающего скорый приход весны. Манюня достала артефакты Сида и Морхелл. Любой из гамбитовцев подтвердит, что они всегда были с нами – светлый маг с холмов и тёмная госпожа...

Юника зажгла свечу и пустила по кругу воду, каждый мог умыться, оставляя что-то в прошлом... Почти все сделали это в тишине. Затем по кругу пошла мисочка с изюмом. Манюня заварила напиток из трав, собранных вокруг Скрытого, попробовав который, можно было сказать о чём-то сокровенном, загадать желание или поделиться своими мечтами на год. Наш домик был украшен белыми и жёлтыми ленточками и точно такие же Юни раздала нам. Свою я вёз обратно в герме у сердца. В ту ночь в домике остались гореть все свечи.

Вскоре мы с Людой ушли во тьму, туда, где стояла наша палатка».

30 января

«Мелодия из «Терминатора» пронзила мой спящий мозг. Сработал будильник на сотовом. По договорённости мы с Людой встали первыми. Она развела костёр на улице, а я разжёг печку в домике и разбудил Пашка, лидера этого дня. У нас стояла амбициозная задача, собраться за 1,5 часа, если я не ошибаюсь, конечно.
Мне дали в помощь Рысь и мы с ней собрали палатку. Обе пары перчаток были влажными и руки замерзали, пальцы болели от микроран. Настроение было не самое лучшее.
Завтрак пополнил мои силы, но накопившаяся усталость давала о себе знать весь день. Движения были немного ватными. Мы спешно собрали рюкзаки и все личные вещи. В домике и бане привели всё в относительный порядок.
Пока я собирал инструменты, Манюня и Юника заложили рядом со Скрытым закладку для Фила. Подсказка будет позже. :)
Мы немного не уложились в установленное время, но нужно учесть ещё время на фотографирование.
Уходить из Скрытого было немного грустно, но я знал, что до возвращения осталось не больше пяти месяцев. И даже не буду думать, что возможно иначе. Я смотрел, как ребята и Денис оглядываются. Вскоре Скрытый город остался за камнями... Мы шли домой.



Пашок и Манюня вели нас на противоположный берег Сидорова по записанному треку на GPS-навигаторе. Я замыкал колонну.

Настроение улучшилось, команда шла бодро. Вокруг было светло и красиво. Свежий снег почти скрыл наши следы, но один раз на спуске Дэн заметил их, как раз вовремя, иначе мы сделали бы небольшой крюк. Погрешность гражданской GPS-навигации достаточна для таких ошибок.
Вскоре мы вышли к месту нашей крайней переправы. Вновь был разведён костёр, очищена от снега и надута байдарка, терпеливо дожидавшаяся нас более суток. Перед нами стоял тонкий лёд, дальше виднелась шуга – смесь льда с жидкостью. За чистой водой у Большого Андронина была примерно та же картина.



Мы с Денисом должны были прорубиться через эту преграду. Байдарку спустили на воду, я шёл матросом, а Дэн капитаном. Через сплошной тонкий лёд мы пробились быстро, а вот шуга стала для нас непреодолимой преградой. Врубившись на 2-3 метра в кашу изо льда, мы застряли, выбившись из сил. Волны смыкали её сразу же, как только мы проходили на несколько сантиметров вперёд. Стало очевидно, что даже если мы чудом пробъёмся, Дэн потом не вернётся один. Развернувшись на 180 градусов в байдарке, мы с трудом выгребли назад кормою вперёд. Худшие опасения могли оправдаться, ловушка действительно была реальностью. У нас оставался последний шанс. Нет, не вызывать вертолёт из Петрозаводска, а идти по скалам на юг Сидорова. Выйти на берег мы не могли, поэтому понесли байдарку по камням, отрабатывая «переноску пострадавшего по горам». Люда и Рысь ушли с радиостанцией в разведку, а мы шли по их следам. Я нёс байдарку за нос. Вскоре мы вышли на торосы. Я, Пашок и Юни были первыми, поэтому в спасжилетах. Это не перестраховка. Юника, шедшая сбоку от байдарки, провалилась по колено в воду. Я почти весь день шёл первым и почти не снимал спасжилет.

Нам определённо повезло, в проливе между Сидоровым и островом Кишкин была чистая вода. Переправу развернули по штатной схеме. Денис перебросил меня первым. На обоих берегах развели костёр. Организовали перекус.

Запомнилось два момента. Первый, когда я, как горный козёл, полез на скалу за Рысью, когда она, собирая дрова, ушла из зоны прямой видимости и слышимости. Пожурил её, отправил вниз и на мягком месте скатился за ней, а больше никак...
Второй, когда Манюня смеялась, рассказывая, как Барашу пришлось переправляться в байдарке посередине. Дело в том, что у нас было два весла и грести можно было только впереди и на корме. Пассажир в центре держал рюкзак на коленях и чувствовал себя очень беспомощно перед стихией воды. Бараш же всегда был матросом или капитаном, а тут впервые стал пассажиром и испытал на себе всё те же эмоции, что и остальные. :)

Немного отдохнув, мы двинулись дальше. Темнело. Байдарку несли по торосам. Сначала впереди шёл Денис, потом уже я. Ещё на Кишкине я заметил следы двух собак. Они совсем недавно пробежали впереди нас. И так получилось, что собаки выбрали самый удобный путь на льдинах и я почти всегда шёл за ними. Между Кишкиным и Керетью мы прошли по льду. Денис проверил его толщину, ввинтив ледобур. Дальше мы повторяли наш путь на Большой Андронин. На одном из привалов я выключил фонарик и подошёл к кромке воды. Волны тихонечко облизывали лёд под ногами. Чёрное небо разрезал Млечный путь. В его ореоле за горизонт опускался Лебедь. А с юга под Близнецами оранжевым глазом горел Марс, он сопровождал нас весь путь, вызывая воспоминания о тёмной госпоже и моей марсианке. Я подозвал Юни и несколькими словами описал ей небо, то, что знал и видел своим близоруким взглядом...
Да, я буду там...
Упёршись в скалы, мы оставили байдарку на берегу и поставили лагерь в лесу наверху, рядом с нашими следами. Я по обыкновению занимался дровами. За день сильно устал, до слёз надышался дымом у костра... Манюня и Дэн помогли высушить мои вещи. Слишком много отдав за день, чуть не свалился в тоску, понимая, что не смогу восстановиться к утру. Я привык давать поддержку по ощущениям, соответственно ожидая этого и от других, не прося словами. И не получая в итоге ничего, начинаю «уходить», так едва не произошло. Команда частично вовремя это поняла...

В спальник мы с Джордан едва влезли, со всей силы отпихивая тяжёлого Андреича».

31 января – этап Джордан

"Я проснулся от красивой мелодии на телефоне Джордан. Странно, мой будильник стоял на несколько минут раньше, но я его не услышал. Устал, другого ответа не нахожу. В этот день Джордан второй раз становилась лидером этапа. При этом, ей достался достаточно сложный участок маршрута и уставшая команда. Мы с сестрёнкой встали раньше общего подъёма и вылезли на улицу. Было прохладно, я сразу начал разводить костёр, а Джордан ломать тонкие веточки. Оказалось, что под слоем пепла остались тлеющие угли и я раздул огонь пенопопой. При виде языков пламени в моих глазах появилась жизнь. Вскоре костёр уже пылал и топил снег в канах. К нам присоединились Люда (координатор этапа) и Манюня. Джордан объявила подъём, наша палатка встала очень быстро, причём Дэн занялся упаковкой всех спальников, чем хорошо сократил время на сборы. А вот дальняя палатка Манюни вставала намного дольше, при этом задержав завтрак.

Подкрепляя свои организмы горячей пищей (как обычно кроме Джордан, которая не завтракает), мы обсудили предстоящий день. Нам было необходимо дойти до материка, так, чтобы до посёлка Кереть оставалось не больше одной переправы и 4-5 часов пути. Чтобы не тащить байдарку через скалы, решили вновь разделиться. Я и Денис отправлялись по воде, а остальные пешком по северной кромке острова Кереть. Собрав вещи и надев полиэтиленовые юбочки, мы с Дэном спустились к морю. Приготовив байдарку, отпустили пешую группу, оставаясь на радиосвязи. На берегу было очень красиво, гладкий лёд наверху и под водой, водоросли создавали причудливые мотивы. Мы вышли на воду и увидели дно, плавно рассекая морскую гладь. Ветра почти не было, чувствовал себя хорошо, только руки мёрзли.

Пока мы шли на вёслах, я вспомнил, как перед «Гамбитом» мы с Настей были в «Экстриме», где в «Водном мире» искали насос «Лягушку» для байдарки. Тогда продавец только развёл руками:
- В марте будут. Сейчас не сезон. Никто не ходит по воде на байдарках.
- Ходят, - улыбнулись мы.
- Где? Ну, разве что на Кавказе...
Настя, смеясь, посмотрела на меня, как можно было объяснить серьёзному мужчине, что есть такие маньяки, как мы? :)
Белое море приняло нас. Этого нельзя было не почувствовать...



Вскоре мы догнали ребят на берегу, нас сфотографировали, в том числе, когда мы принялись пить чай с шоколадом. Манюня шутила про рекламу кофе. :)
Согревшись изнутри, вновь погрузили вёсла в ледяную воду. Потом была ещё одна встреча, нам с Дэном пришлось вычерпывать воду кружками из байдарки. Похоже, какая-то заплатка отошла. Хорошим темпом дошли в итоге до окончательного места встречи с командой, где нам помогли вытащить и слить нашу «Щуку». Впереди был остров Большой Горелый.

Вот теперь на ровной поверхности мы смогли применить волокуши, поставив и привязав на них байдарку. Четверо, включая меня, тащили её дальше по льду, засыпанному свежим снегом. Вновь я заметил следы тех двух собак, о которых писал раньше. Мы шли вслед за ними.
Здесь я вспомню некоторые наши разговоры в тот день, как и раньше. Начиная от поиска определений и ощущений беломорских ада и рая, заканчивая цитированием серии «Смешариков» - «Тайное общество».
- В чё-ё-ём смы-ы-ысл? Заче-е-ем мы тащим байду по льду?
И нечто подобное регулярно срывалось с уст гамбитовцев и почти все начинали сразу истерично хохотать.
Этот мультфильм мы посмотрели на одной из крайних встреч у Дениса перед «Ледовым гамбитом», по инициативе Люды и Фер Сидхе. Дэн наконец-то узнал, почему собственно наш Бараш стал Барашем. :)

Серьёзной проблемой для нас стали прожженные вещи и оплавленная обувь, сильнее всех, если не ошибаюсь, пострадали Люда и Андреич. Мы с Манюней потеряли ножи.
- Каждый уважающий себя гамбитовец должен потерять нож.
Утром я едва не посеял ложку, с трудом раскопав её в снегу у костра.
Бывалые гамбитовцы сравнивали наш выход с первым, тем, что был год назад. По рассказам я понял основные отличия, факторов было много. Первый раз лёд уже встал и было значительно холоднее, тогда команда была меньше и не имела достаточного опыта, многие просто не знали, куда они идут. Рюкзаки были перегружены. В этот раз только мы с Пашком несли тяжёлый груз. Остальным было полегче.
В любом случае судить не мне. Я смогу сравнивать только с третьим «Гамбитом», куда надеюсь взять Настю и Эру. Теперь у меня есть опыт, и я смогу значительно облегчить им путь, подготовив ко многим трудностям заранее.



Обогнув Большой Горелый, мы вышли к домику с лыжами. Некоторые надели их. Остальные положили в байдарку. Съев немного сухофруктов, мы выдвинулись к Матрёнину. Льда стало больше, но мы не рискнули идти по нему. Решили сделать переправу на байдарке, как прошлый раз. Джордан выходила с Дэном первой, чтобы проломить тонкий лёд у берега. Пока мы развели костёр, они подготовили байдарку. Я отдал Джордан свои спички, остатки сухого топлива и спасжилет с себя.
- Удачи тебе, сестрёнка...

Я готовился быть вторым. Ребята уже развернули временный лагерь. Я писал, что на острове почти нет дров, поэтому Рысь залезла на большое ветвистое дерево и стала отпиливать толстые сухие сучья. Она, определённо, любит высоту. :)

После Джордан уже меня переправили на материк, и я сразу полез по глубокому снегу далеко в лес, за сушинками («карандашами»), у берега их не было.

Ночь постепенно вступала в свои права. На месте причаливания Джордан повесила включенный фонарик, чтобы капитан видел, куда вести байдарку с грузом и пассажирами.
Девушки стали готовить обед. Они сварили «чудо суп», засыпав в кан всё, что только нашли. Мы поели на берегу. Было темно и хорошо. Бараш вырезал ножом деревянную ложку, взамен утерянной. Уже не хотелось никуда идти, а надо было...
Тогда Скрю достала из рюкзака небольшой сюрприз для поддержки команды. На вокзале Кирилл Терентьев передал ей конфеты и маленьких мягких мышек для всех нас. Каждый гамбитовец получил такую мышку и по две сладости в купе с тем душевным теплом, что подарил нам Кирилл в трудную минуту...
До этого нас очень хорошо выручали плитки горького шоколада от Фила. И смысл ведь не в том, чтобы дополнительно нагрузить нас, а в том, чтобы дать то, что будет вовремя и к месту. Спасибо вам, ребята!

Шагая с байдаркой по торосам вдоль материка на юго-запад, мы вышли к месту нашей самой первой переправы. Люда и Рысь нашли в лесу неплохое место для лагеря, туда мы и отправились, углубившись в лес. Развели костёр, поставили палатки. Я загнался по поводу дров. Натаскал «карандашей», потом залез в какую-то низинку и нашёл большое поваленное сухое дерево. Там ко мне на помощь пришли Дэн и ребята, распилили и утащили ствол к костру, сделав нодью для просушки. Снег вокруг нас был исписан следами мелких животных. И здесь жизнь кипит.
Я достал из рюкзака запас еды на 6 день, наконец-то у меня его забрали. На ужин у нас были дополнительные сладости, в том числе батончики «Марс», на которые с таким вожделением на сборах смотрела Морхелл, провожавшая нас на «Гамбит».
Также у костра мы съели один из «апельсинов с улыбкой», подаренные нам Настей. Терпкий вкус приятно щекотал мои взведённые нервы. Я не мог расслабиться, хотя тело само становилось ватным. Нодья несчадно дымила, но уходить от огня не хотелось.
После ужина обсудили этап Джордан и передали управление Скрю.
Потом мы сушили вещи. Уходил от костра я предпоследним. Но вновь вернулся, проверяя, где Джордан.
- Нет полярного сияния, - сказала она, смотря на небо за верхушками елей.

Вскоре, потеснив Андреича, мы легли спать. Примерно через сутки мы будем в поезде, думал я. Это не всё то, о чём я думал, засыпая. Не всё можно сформулировать словами. Не всё нужно формулировать словами. Я вспомнил Лунную принцессу...

Несколько дней назад, ещё до «Гамбита», мы с Джордан говорили об одиночестве перед Вселенной, а до этого с Киром (Дином) о Путях каждого человека в этом мире... Мой Путь и Одиночество. Молчание Вселенной.

И не думайте, что я не понимаю...

Так закончился пятый день на Белом море".

Немного фотографий с «Ледового гамбита» от Люды (Амбассадор)


Часть II (окончание дневника).
Tags: Белое море, ЗБМ, Имболк, Карелия, зима, туризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments