alien3 (alien3) wrote,
alien3
alien3

Category:
  • Music:

Один день «тёмных сов» (часть 1)

Как-то Аня (1ara_cr0ft) попросила меня написать рассказ о том, как проходит обычный рабочий день в Центре управления полётами в Подлипках (ЦУП-М), а я ответил, что это достаточно скучно, но некоторые зарисовки, особенно в 2008 году, я делал.
Сегодня же хочу рассказать о целом дне 14 января, когда на Международной космической станции проходил выход в открытый космос с Российского сегмента (РС МКС).
Такой выход мы называем ВКД или ВнеКД – внекорабельная деятельность. Американцы называют выход EVA.
Подготовка к любому ВКД начинается задолго, проводятся проверки оборудования (главным образом скафандров), планируются операции, составляются радиограммы с инструкциями для экипажа, проверяется обработка телеметрической информации, поступающей на землю в ЦУП-М.
Соответственно, 11, 12, 13 января у нас были напряжённые трудовые дни (у коллег из группы ТСОВ и экипажа и раньше, но я был в отпуске).


Фото NASA

Несколько слов о нашей группе ТСОВ – технические средства обеспечения выхода.
ВКД в ЦУП-М, кроме обычной суточной дежурной смены, осуществляют три группы:

ТСОВ – это специалисты по скафандрам из НПП «Звезда» (Томилино), специалисты РКК «Энергия» по шлюзованию и средствам связи, а также инструкторы ЦПК им. Ю.А. Гагарина.
Группа «Выход» - это специалисты службы 29 РКК «Энергия». Они тренируют космонавтов в гидролаборатории ЦПК работать с «полезной (целевой) нагрузкой», готовят необходимые инструкции по работе на ВКД, отправляют на станцию на «Прогрессах» необходимые материалы и инструменты.
Я вхожу в группу ТСОВ.
Есть ещё небольшая условная третья группа, это врачи из Института медико-биологических проблем (ИМБП), отвечающие непосредственно за ВКД.

Ещё вечером 13 я подготовил список специалистов, у которых нет постоянных пропусков в ЦУП-М. Это нужно обязательно делать, так как ЦУП-М режимный объект.
В этот раз нам повезло, параметры орбиты позволили провезти ВКД московским днём, чаще это делается ночью. Поэтому, например, группу ТСОВ в шутку называют группой сов. Я не могу упустить случая, чтобы не расшифровать букву «Т» как тёмных. ;)
Утром 14 я пришёл в стандартные 8:30. Наша группа ТСОВ с этого выхода (ВКД-24) начала работать в новом малом зале, ранее использованного, как зал управления европейским грузовым кораблём ATV – «Жюль Верн» (Управляли ATV из Тулузы, но ЦУП-М участвовал в контроле, так как корабль пристыковывался к агрегатному отсеку служебного модуля «Звезда» Российского сегмента (АО СМ РС МКС)).
Группа «Выход», напротив, устроилась в главном зале (ГЗ ЦУП-М).

В нашем «выходном» зале мы распределились следующим образом:
На первом ряду врачи из ИМБП, на втором специалисты по скафандрам, на третьем мы (РКК «Энергия»), на четвёртом инструкторы ЦПК.
А специалисты ЦУПа (ЦНИИМаш) в это время настраивали работу кондиционеров, телеметрических и телевизионных мониторов, гарнитур и циркуляров связи.
В залы управления пришло много руководителей и специалистов различного ранга из всех участвующих организаций.
Тем временем на борту начались выполняться подготовительные работы. Экипаж разделился. Олег Котов и Максим Сураев вошли в шлюзовую камеру СО1 «Пирс», командир экспедиции МКС-22 Джеффри Уилльямс перешёл в служебный модуль «Звезда» на РС, где ремонтировал беговую дорожку TVIS.
Ти Джей Кример закрыл люки ПхО-РО СМ, ПхО-СУ (СО1) и ПхО-ФГБ, помог ЦУПу провести необходимые проверки и, окончательно закрыв люк из ПхО в ФГБ, перешёл в АС, где его ждал Соити Ногути. В этих рокировках заключался определённый смысл. В случае нештатной ситуации негерметичности выходного люка СО1 и одного из люков переходного отсека (ПхО) экипажу надлежало разделиться и занять места в своих кораблях-спасателях.



Джеффри Уилльямс и Максим Сураев эвакуировались бы в корабле «Союз ТМА-16» с АО СМ, а Олег Котов, Ти Джей Кример и Соити Ногути в «Союзе ТМА-17» (ГА ФГБ). Дело в том, что у каждого есть своё определённое место в корабле, где лежит индивидуальный скафандр «Сокол» и ложемент сделанный по размерам космонавта. Поэтому, как конфедераты отступали под натиском армии генерала Шермана к Атланте, всегда держа за спиной железную дорогу, так и космонавты на МКС всегда должны иметь за спиной свой корабль-спасатель.
Интересно, что сейчас в СА «Союз ТМА-16» на случай экстренной эвакуации лежит большая станционная аккумуляторная батарея, массой около 72 кг, так как экипаж корабля всего 2 человека, а для расчётных центровок необходимо определённое распределения массы по объёму. Перед возвращением на Землю аккумулятор заменят контейнером с полезной нагрузкой.

Продолжение.
Tags: ВКД, МКС, Олег Котов, ЦУП-М, пилотируемая космонавтика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments