alien3 (alien3) wrote,
alien3
alien3

Categories:
  • Music:

Хибины – горы плодородия: поезд, 1 и 2 дни

Поезд

12 марта, поздно вечером, мы встретились с Димой (dimm_w) у памятника Владимиру Ильичу Ленину (Ульянову) на Ленинградском вокзале. Так началась наша «Хибинская экспедиция», по-простому лыжный выход.

Мы сели на мурманский поезд №16. Новый и достаточно комфортный. За одним но – у меня было уже несколько разговоров о том, что все новые вагоны РЖД очень неудобны для настоящих туристов, перегородки на верхних полках, маленькие отсеки внизу, всё это мешает размещать рюкзаки, лыжи и водное снаряжение. И если мы с Димой всё-таки разместились, то с каждым годом всё сложнее водникам, которые ездят, например, в Карелию. Для них и багажный вагон не выход, так как стоянка на нужных станциях 2-5 минут. Поэтому популярностью пользуются оставшиеся поезда со старыми советскими плацкартными вагонами.

Уставшие после работы и сборов, мы быстро уснули.

Утром, не просыпаясь, мы проехали через Санкт-Петербург (Ленинград). Там в один из соседних вагонов погрузились Кирилл, Оля и Арсений. Забавно, но когда я покупал в кассе РЖД в Подлипках для всех билеты, то питерцам мне продали билеты только в специальном «питерском» вагоне, который уже был почти заполнен (оставались только боковые места). При этом наше купе (плацкарт) освободилось как раз в Петербурге – вагон дальше ехал полупустым.

Вскоре пришли Кирилл и Оля, разбудив нас и принеся нашу часть продуктов в поход, чтобы мы разместили их в рюкзаках. Мы выбрали принцип разделения по дням, например Диме достался первый день, а мне второй и седьмой.

День мы провели в нашем полупустом вагоне впятером, у ребят в их вагоне было битком от питерских школьных туристических групп (не смотря на то, что каникулы начинались через неделю – это веяние последнего десятилетия – каникулы уже не одинаковые в разных школах). Высидеть в вагоне с детьми сложно – это я знаю, как опытный детский инструктор (например, летом 2008 года я три раза возил детские группы до Белого моря и обратно).
Мне очень нравится проводить сутки перед сложным выходом в поезде, это позволяет команде настроиться на совместные действия, лучше познакомиться между собой. Конечно, для этого у нас уже был тренировочный выход, но лишним время не бывает.
Мы ели, пили чай, строили планы, смотрели на карты, разговаривали на философские темы. Ребята читали мартовский номер «Новостей космонавтики», что я взял с собой (Кирилл даже выказал желание оформить подписку).
Говорили мы на серьёзные темы, например о том, что уже четверть Хибин взорвана в процессе добычи апатитов – камней плодородия. Кирилл озвучил мысль, что многие туристы мечтают, чтобы градообразующие предприятие ОАО «Апатит» обанкротилось – и это спасёт Хибины (кризис и новые месторождения апатитов в Африке могут способствовать этому).
Я рассказал ребятам некоторые новости космонавтики и об эффекте «Пионеров», захватывающем моё воображение (и указывающим на слабое знание физики и математики, а также английского). Эта гипотеза была предложена астрофизиком Николаем Горькавым, он даже озвучил её в своей научно-фантастической книге «Теория катастрофы».

Обсудили и вопросы безопасности в горах.

На боковом месте рядом с нами ехал дедушка с севера. Ему было скучно, и он большую часть дня общался с нами. Раньше он работал в ходовой команде судостроительного завода – их команда испытывала новые суда и сдавала их морякам. Как заядлый турист он с интересом отнёсся к нашему походу и давал различные дельные советы.
Конечно, в разговоре мы коснулись сильной деградации нашей страны (в том числе севера), поговорили об античеловеческой политике РЖД – создающей массу неудобств своим клиентам и необоснованно (если подходить с точки зрения Человеческих ценностей) поднявшей цены.

День первый

Утром 14 марта мы приехали в Апатиты. Высадились у голубых домиков железнодорожного вокзала. Вошли в главное здание, чтобы перепаковаться и позавтракать в кафе. В углу зала ожидания расположились вернувшиеся с гор молодые финны, выглядели они очень устало. Кто-то даже дремал на пенках на полу.
Одежда и снаряжение у них выглядели непривычно в сравнении с нашими.
Покушав, мы пошли в город, правда, Кирилл по памяти повёл нас через пути и через закрытую территорию какай-то организации, что было не очень удобно, хотя расстояние мы срезали. Заснеженный город с невысокими деревьями выглядел спокойно.
Мы дошли до большого магазина «Пчёлка», откуда вызвали грузовой автомобиль частников. Кирилл и Дима купили себе местные телефонные симки, для обеспечения связи. Погрузившись в машину, мы поехали в Кировск. Везла нас приятная женщина, немного рассказавшая нам о Кировске. Перевозка стоила нам 2000 рублей за всех, но зато прямо нас высадили к началу снегоходной дороги, на краю города, недалеко от местного ботанического сада.
Нам не раз напоминали, чтобы мы помнили об опасностях, приводя пример очередной жертвы Хибинам – погибших четырёх белорусов (8 марта).
Первоначально мы планировали первый день встать лагерем там рядом, чтобы осмотреться и понять для себя, а на что же мы готовы. Но погода была столь солнечной и безветренной, что мы сразу переиграли и решили сразу идти через длинный перевал Кукисвумчорр (около 25 км). Уже потом мы поняли, насколько правильно поступили.


Начало (Дима, я, Кирилл, Оля и Арсений)

Перед тем, как мы пошли, Кирилл позвонил местным спасателям, сказав приблизительный маршрут и сроки прохождения через Хибины.

Начало пути было очень красивым, горы, низкий лес, белоснежные пространства, утыканные карликовыми берёзами, голубое небо. Правда, я сразу уменьшил яркость окружающих красок, надев противосолнечные очки.
Надев лыжи и пройдя немного в горку, я понял, что по укатанной снегоходами дороге намного проще идти пешком. Первым лыжи снял я, затем постепенно и все остальные, приторочив их к рюкзакам.


Дорога

Мимо несколько раз проезжали снегоходы, иногда с «лыжниками на привязи». Встретилось несколько одиноких прохожих на лыжах, включая одного спасателя, напомнившего нам обязательно зайти на поисково-спасательную станцию (базу) и отметиться.

Один из склонов в начале перевала напоминал ствол дерева, изъеденный короедами, это виднелись на снегу следы сноубордистов.

Шли мы очень долго, больше пяти часов по самому перевалу. Останавливаясь на перекусы и привалы. Кирилл сказал, что первый день будет самым трудным, а потом расстояния и сложность будут последовательно уменьшаться.
По пути нам попался камень с табличкой, что здесь погиб 14-летний парень…
«Он очень любил горы».
К моменту, когда мы прошли горный участок пути и вышли в долину, усталость уже сковывала движения, болели спина и ступни ног. Честно, мне было очень тяжело. Рюкзаки в этот день максимально весили у всех. В том числе и у Оли.
Кирилл вспомнил анекдот:

«Пошли в поход новичок, значкист, разрядник и мастер спорта.
Идут, новичок думает: «Я сейчас сдохну».
Значкист - «Когда же наконец новичок сдохнет, а то я сейчас тоже сдохну».
Разрядник - «Блин, ну когда же кто-нибудь из этих двоих привал то попросит?»
Мастер - «Ну и лоси мне достались»!

Лес становился гуще и мы стали смотреть место для стоянки, поняв, что до базы спасателей мы не дойдём (Кирилл планировал это сделать). Я на привалах уже просто оседал на рюкзак, отказываясь от печенья или вафель и, молча, жевал снег (чай к этому моменту у нас уже закончился).
Потом ребята шутили, что теперь у них есть чёткий индикатор состояние команды – если я молча сижу на привалах, то значит, пора ставить лагерь.

Кирилл с Арсением нашли хорошее место в 50 метрах от дороги. Уже темнело. Мы поставили палатку-шатёр, начали готовить еду на газовых горелках. Холодало. Развести костёр не могли, так как не было времени и сил копать яму в глубоком снегу. Вокруг лагеря его немного утоптали лыжами, могли ходить пешком, но стоило чуть оступиться, как проваливались по пояс. Особенно Кирилл.
С горелками вышла проблема, Дима взял «обычный газ» и он отказывался гореть в холоде, и даже когда затопили подвесную печку в шатре.
К счастью, у Кирилла было достаточное количество «зимнего газа». С трудом, но ужин приготовили. Ели в палатке, ночь обещалась быть очень холодной – небо усыпанное звёздами смотрело на нас. Оранжевый Марс горел за вершинами елей.
Мечта увидеть полярное сияние уступило место всеохватывающей усталости, и мы уснули напротив печки (успев помять измученные спины друг другу).

Ночью я проснулся от желания «выйти в туалет», и понял, что меня зажали, поэтому я скатился вниз. Вылез из спальника, включил фонарик.
Оказалось, что Кирилл, который лежал с левого края, замерзая, стал прижиматься к Оле, что была правее, она ко мне, я к Диме, Дима к Арсению – и мы вжались в правую стенку палатки. :)
Я вышел на улицу, преодолевая внутренний страх мороза, что царил снаружи – сияния не было, только бездонные звёздные поля. Разбудил всех, чтобы перелечь. Арсений в итоге лёг слева, чтобы закрыть Кирилла от входа.

День второй

Утром я проснулся от звука снаружи – кто-то колол дрова. Воздух в палатке кусался, поэтому я остался лежать, тем более что будильник на телефоне стоял на 10 часов – впереди был день отдыха и радиального выхода.
Потом запахло дымом, это Арсений затопил печь. Стало теплее и все потихоньку вылезли из спальников, чтобы позавтракать. Оказалось, что Арсений замёрз у входа, встал рано утром, выкопал яму для костра снаружи, наколол дров и зажёг печь, чтобы согреться.

Перекусив, решили готовить серьёзный завтрак. Кирилл, Дима и Арсений занялись дровами, я расширил яму и развёл костёр, а Оля, наш бессменный завпит, приготовила кашу и чай.
Наевшись, мы решили, что делаем во второй день. Арсений захотел остаться в лагере, заняться дровами и отдохнуть. Остальные налегке на лыжах пошли по снежной дороге в сторону поисково-спасательной станции. По дороге нам попался указатель «Красивый водопад», который я почему-то прочитал как «Счастливый водопад». Погода немного испортилась, шёл снег, небо закрыло тучами, соседние горы нечётко выступали из-за белой пелены.
Без рюкзаков мы шли очень бодро. Минут через 40 уже стояли у базы, слушая, как тарахтит генератор электрического тока. Вид ПСС нас вдохновил – не смотря на то, что домики давно покосились и выглядели убого в облупившейся краске. Зато в центре стояла новенькая гостиница.
Внутри гостиницы работала сотовая связь, и мы смогли написать смски.
Оле понравился огромный симпатичный пёс, хозяин которого, видимо, остановился здесь.



Самой интересной достопримечательностью для нас оказались столбы с табличками указывающими на различные города Земли. Королёв и Пензу среди этих названий я не нашёл, но зато там был мой родной Марс. :)

Начальника станции на месте не оказалось, поэтому мы пошли в сторону «Красивого водопада», причём часть пути спускались через лес, тропя, но не нашли его… Вернулись на базу, там уже Кирилл и отметился, и проконсультировался по поводу перевалов и погоды.
Снег потихоньку утих, ветер стал разгонять облака.
На обратном пути Оля и Дима сфотографировали гору в дымке, стоило нам пройти 10 минут, как изображение стало чётким и полным – мы рассмеялись, отметив, насколько быстро меняется погода в Хибинах.


Лес и горы

Когда мы вернулись, Арсений уже начал готовить ужин. Мы поели и поделились впечатлениями. Небо вновь затянуло тучами и пошёл снег.
На следующий день нас ждал Умбозерский перевал и Кирилл очень беспокоился – решили встать в 6 часов утра. Я зажёг снаружи две чайные свечки, о которых ребята шутили – что выход из палатки стал похож на взлётную полосу. :)

Продолжение следует.
Tags: Хибины, горы, дружба, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 18 comments