alien3 (alien3) wrote,
alien3
alien3

Categories:
  • Music:

Хибины – дни 3 и 4, Умбозерский перевал

(Продолжение. Начало здесь)


Утром будильники по очереди заверещали в 6:00. Встали, позавтракали. Печку вновь разжёг Арсений – он стал лидером в этом вопросе. Я просыпался в 4:00. Было холодно и я начал было разжигать печку, но сообразил, что растоплю её как раз к 6:00 и соответственно совсем не высплюсь, что непозволительно, учитывая неопределённость предстоящего дня. И залез в спальник.

Собирались мы долго. Мы с Димой и Олей готовили завтрак, поддерживая костёр, а Кирилл и Арсений собирали печку и палатку (и с нашей помощью тоже).
Вышли из лагеря около 10 утра.


Указатели у ПСС

Мы опасались, что за перевалом не будет дров, поэтому взяли с собой оставшиеся расколотые поленья, уложив в рюкзаки. Я от энтузиазма переборщил со своей ношей – поэтому через час пути поделился грузом с Димой и Арсением. Спасибо им за помощь!

В начале пути нас обогнали два снегохода, на прицепе у них были широкоплечие лыжники в белом камуфляже с нарисованными «зелёными ветками». Арсений с Димой (dimm_w) потом утверждали, что у крепких мужчин в шапочках и белых капюшонах на груди висели небольшие автоматы. Они предположили, что это учения десантников или спецслужб.

Погода с утра радовала. Небо было почти чистое, светило солнце, играя искорками на снегу. Вначале я попробовал идти на лыжах, но после ПСС шёл пешком, когда же дорога стала петлять, в том числе то вниз, то вверх, вся команда сняла лыжи, приторочив их к рюкзакам.

Кирилл рассказал нам об истории Поисково-Спасательной станции (ПСС). Раньше она назывались Контрольно-Спасательной станцией (КСС) и её сотрудники имели полномочия проверить любую туристическую группу. В случае если у группы было плохое снаряжение, отсутствовали карты или маршрут шёл через опасный район, спасатели просто разворачивали её обратно, запрещая идти в Хибины. Теперь же полномочия сокращены – сотрудники Поисково-Спасательной станции (ПСС) только регистрируют в добровольной форме туристические группы и спасают их в случае несчастных случаев. Выпроводить людей они не имеют права.
А на самой станции больше места теперь занимает красивая гостиница, которая так разительно отличается от покосившихся домиков спасателей.



В начале Умбозерского перевала нас нагнала бойкая группа пенсионеров на лыжах. Они шли налегке, лишь с маленькими рюкзачками, где несли перекус и напитки. Мы поздоровались, оказалось, что они отдыхают здесь неподалёку, а это их радиальный выход. Они шли, всё время оглядываясь – их должна была нагнать вторая (детская) группа (внуки, как я понял).
Так мы и шли, обгоняя друг друга по очереди. Мы пешком с тяжёлыми рюкзаками, а они налегке на лыжах.

- Прошлое не должно обогнать будущее, - «философски» заметил я, и, незадолго до высшей точки перевала, мы вырвались вперёд.



Навстречу с той стороны нам попалась лишь одна лыжная группа, три хорошо экипированных мужчины, один постарше и двое молодых (моих лет). Настроены они были «серьёзно», скупо ответили на приветствие Кирилла и отказались от предложенной воды из ручья. Да ещё чуть Олю не сбили, съезжая с горки. Мы как раз встали отдохнуть на пересечении ручья, где была открытая вода. Очень вкусная, кстати.
Я набрал её в свой пустой термос – два дня потом пили маленькими глотками – талый снег не сравнится, конечно.


Кирилл наполняет термос из ручья

Когда мы подошли к высшей точке перевала, погода начала портится, ветер крепчал, по небу за нами ползли облака.
Вдруг на подъёме мимо нас лесенкой пробежали несколько мальчишек и с ними пожилой мужчина.
Мы только «рты открыли». Это было так неожиданно, нам осталось только переглянуться и потом осознать, как эти ребята лет 10 сделали такой марш-бросок. Нас «оправдывало» только наличие тяжёлых рюкзаков.

- Но будущее всегда впереди настоящего, – пришлось констатировать нам. :)

Дальше начинался пологий спуск, зажатый горами с двух сторон – конца его видно не было. Мы уже начали уставать, да ещё леденящий ветер не создавал комфортного состояния.
Старики и дети остались позади, явно собравшись назад, а мы начали спуск. Природа подталкивала нас в спину. Намекая, что нужно идти быстрее и быстрее, пока не будет перевал позади.

Спускались мы на лыжах. У Арсения это получалось лучше всех, не зря же он горнолыжник. Хорошо скомпонованный рюкзак ему не мешал. Нам с Олей было тяжелее всего – опыта меньше, особенно трудно было в нескольких местах с достаточно крутым склоном. Рюкзаки регулярно перевешивали, и мы падали по очереди. Но в целом спуск был быстрый, скатывались по сбитому снегоходами снегу, отполированному ветрами. Оля молодец, не каждая девушка способна пройти такой путь. Арсений же умудрялся снимать видео на свой телефон даже во время движения.

По пути мы встречали караваны снегоходов. Они один за другим проносились мимо нас. Им тоже было нелегко, на наших глазах один снегоход перевернулся, к счастью, водитель не пострадал, перевернув свою гусеничную машину, он догнал остальных.


Погода начала портиться

Вскоре стали попадаться первые сосны и кустарник, но ещё очень редкие. Мы сверялись с картой, хотелось скорее поставить лагерь, отдохнуть, поесть. Да ещё так, чтобы сориентироваться на дальнейший путь (поближе к перевалу Куропачий).

Ветер в долине немного утих. Шли по снегоходной тропе, ландшафт вокруг был холмистый, снег очень глубокий. Мы несколько раз останавливались, чтобы найти удобное место для лагеря – в лес углублялись разведчики, но нам долго не везло. Не было удобной площадки для палатки с опорными деревьями и не было сушин.

Пока мы углублялись дальше на восток, лес становился всё гуще – и наконец-то Кирилл, Арсений и Дима выбрали место лагеря. Не смотря на то, что мы жутко устали, желания скорее приготовить ужин и согреться в палатке оказалось хорошими стимуляторами. Мы быстро начали разворачивать лагерь, Дима с Олей ломали лапник, я копал в снегу яму под костёр, Кирилл с Арсением ставили палатку-шатёр и подвешивали печку. Работали слаженно и с задором. Снега в долине скопилось много, яма получилась по шею, пока не утоптали снег вокруг, проваливались без лыж, особенно Кирилл.

Стемнело, но мы уже приготовили ужин, натопили шатёр, приготовились ко сну. Шутили над словами Кирилла в первый день, что Умбозерский перевал будет намного легче, чем Кукисвумчорр. А сам Кирилл удивлялся, что мы так долго шли в этот день. Спрятаться в спальнике было большим счастьем, только огорчались, что небо затянуло, и сияние мы вновь не увидели…

Утром (день 4) мы поняли, что нам очень повезло в прошедший день. Шёл снег, небо затянуло тучами. В долине это создавало состояние спокойствия – стало теплее. Но! Там, на перевале, всё иначе. Кирилл очень нервно говорил об этом – так как для него это не абстракция, а ранее пережитый опыт.
Фортуна была на нашей стороне, позавтракав, мы решили пойти в радиальный выход, чтобы осмотреться и найти дорогу к перевалу Куропачий – о котором Кирилл то и дело рассказывал «легенды», но принципиально было то, что сам он его не проходил. На новых картах его даже нет.

Мы вышли по тропе, ориентировочно на запад. Сначала шли по снегоходной тропе, а потом свернули на «целину», тогда пришлось по очереди тропить снег. Впереди шли Арсений, Дима (dimm_w) и я, затем Оля, а Кирилл обычно замыкал нашу группу.
Вокруг, в снежном тумане, угадывались горы, а мы были в лесистой долине. Смотря на GPS-навигатор, висевший на моей груди – мы наконец-то поняли, где мы находимся – выйдя на слияние двух речек. Дело в том, что карта в навигаторе была очень неподробной, и единственным способом ориентирование по ней было как раз обнаружение русел рек.
Разобравший, мы круто повернули и пошли по реке, смещаясь на юг, к месту предполагаемого перевала Куропачий. По реке тоже приходилось тропить, но шли мы налегке, без рюкзаков, поэтому не уставали сильно. Арсений, обнаружив провал в снегу на берегу реки, достал всем для коллекции несколько камешков. Себе я взял, чтобы потом положить их в новый аквариум (когда будет возможность его поставить).


Я под снегопадом :)

Вскоре мы наткнулись на лыжню, предположительно тех трёх мужчин, что попались нам при переходе перевала Умбозерский. Следы уже почти скрылись под падающим снегом, но отличить их ещё можно было.
Мы прошли достаточно много, пока не решили, что пора возвращаться назад, готовить ужин. Тем более, что нам показалось, что мы уже видим перевал и знаем куда идти.
Путь в лагерь мы сократили, свернув с реки в лес. Вёл Арсений, сверяясь с навигатором, стараясь идти по прямой линии, кратчайшим путём. Срезали хорошо. Лес напоминал сказку. Тихий, спокойный, пушисто-белый. Иногда в этом спокойствии с ветки на ветку перелетала птица, прокричав что-то по-птичьи. Арсений фотографировал во все стороны на телефон (его аппарат позволял отключить функцию непосредственно телефона и работать только в функционале фото/видеокамеры, будильника, диктофона – тем самым экономился заряд аккумулятора). Снежные фигуры на деревьях порой принимали причудливые формы.


Лес вокруг

В лагере мы испытывали новый способ поиска дров. Сушин рядом не было, но мы придумали отличный вариант добыть топливо для нашей печки – искали старые ветвистые ели, нижние ветви которых высохли. Они, вместе с живыми ветками, образовывали засыпанный сверху снегом шатёр в основании дерева, один из нас нырял внутрь него с пилой и выпиливал сухие ветви изнутри, отдавая их человеку, стоящему на лыжах снаружи (чтобы не провалиться).

Поужинав, мы легли спать, предвкушая следующий день. Полярное сияние мы вновь не увидели… И не знали мы, что день завтрашний нам принесёт, какие испытания приготовили для нас горы.

(Продолжение следует)
Tags: Хибины, горы, дружба, лес, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments