alien3 (alien3) wrote,
alien3
alien3

Categories:
  • Music:

Белое море – 2010 – 5, 6, 7 и 8 дни (завершение рассказа)

Предыдущая часть здесь.


День пятый – «Дождь»

Пятый день начался затяжным утренним дождём. Дождь барабанил по палаткам. Проснувшись утром, я вновь уснул, убаюканный погодой. Все в Южном лагере спали почти до 13:00. Я встал первым, сначала писал черновик дневника, потом развёл костёр и помог Алёне и Ирине приготовить завтрак. К нему разбудили весь лагерь.


А жизнь идёт своим чередом...

На тенте скопилась «лужа» воды, которую я собрал для приготовления пищи, так как пресная вода вновь подошла к концу.

После завтрака Настя доставила Алёну с Алёшей в базовый лагерь на Виченную Луду.
Со скал Сидорова к нам спустились Даша-хомяк и Марго, мы накормили их, а потом Юра переправил их на Виченную Луду. А я отвёз Ирину к родителям на Кишкин. Потом сам пришёл в базовый лагерь, проводил Дашу, Марго, Сидонию и Соню. Их забрала вызванная из Чупы моторка (с двумя моторами – один запасной – это привело нас в восторг!).
Даша-хомяк и Марго из Чупы автостопом отправились в Мурманск, чтобы увидеть Северный Ледовитый океан, а Соня и Сидония на поезде в Москву.
В базовом поздоровался с Шуриком, он пришёл на байдарке из Чупы с Сидонией два дня назад. А теперь остался на программе, чтобы после неё вместе с Хольми поехать в Хибины.
Днём мимо нашего лагеря прошли славяне, их вооружённый отряд оставался наверху, вниз спустился только князь Норольв. Он спросил меня, как дойти до бухты, где можно переправиться на Виченную Луду.
Я показал по карте.
Мимо нас по морю ещё прошли две римские байдарки, но со славянским экипажем, а вслед за ними по берегу к нам прибежал пёс. Он пришёл с материка. И несколько дней жил у племён. Славяне назвали его Стрибогом.
Пёс поласкался к нам, потом пометил весь Южный лагерь и убежал дальше.

КИП устроило квест, согласно которому добытый славянами артефакт – копьё Перуна можно было активизировать, разрушив копьё Одина. Поэтому славяне пошли боевым походом на викингов, не смотря на то, что у них был заключён союз.
Славяне ушли и переправились на Виченную Луду.



Но всё оказалось не так просто. Когда славяне вышли из лагеря, в их сторону уже шли лешие, чтобы ограбить их лагерь и украсть копьё Перуна, но так получилось, что они пересеклись – и лешие вынуждены были спрятаться, дожидаясь, когда славянский отряд пройдёт мимо. Но в это время с другой стороны шёл Коля Чистяков. На его шее висели амулеты с душами его отряда. Его отряд тёмных был не очень активным (видимо с недостаточной физической подготовкой и мотивацией), поэтому пришлось произвести магическое жертвоприношение – и их души перешли в амулеты – поэтому Коля мог захватывать территории в одиночку или с одним воином. Люда перебросила Колю на Сидоров и тот начал действовать. В то время как лешие оказались блокированными, Коля обошёл славян с другой стороны и сам ограбил их лагерь, оставленный без охраны. Забрал часть еды и копьё Перуна с алтаря.

Поэтому, когда славяне были у лагеря викингов, им поступила информация, что копьё Перуна похищено… Викинги в этот день отправили драккар в плавание за главным артефактом программы – «золотой ветвью», поэтому в лагере остался небольшой отряд охраны – который славяне своим полным числом разбили бы в раз. Но в итоге они стали вместе пить чай и планировать действия против тёмных.
Честно, мне пока неизвестно, когда было принято решение о том, что нападать не стоит – когда пришла информация о похищении артефакта или Норольв просто в последний момент сам решил не нарушать союз и не нападать на светлых братьев викингов.


Викинги

В итоге копьё Перуна попало к богам (КИП) и вышло из игры.

Этот день прошёл очень быстро… Вечером я забрал «души» Максима Нагорнова и Ильи с Западной песчанки (а «души» Ани и Олега дошли сами).
Помню, что когда шёл за ними, солнце на закате впервые за день показалось из-за туч. Медленно и величаво оно зашло за Шаврухой. Я шёл почти по штилю и смотрел, а рядом пищал тёмный птенец чайки. Он учился летать и плавал по морю, а недалеко на скалах сидели его белые родители.

У Максима было плохое настроение. Пока мы отдыхали, лешие прошлись рейдом по светлым лагерям славян, кельтов и римлян. Так как охраны почти не было, они награбили огромное количество еды. Носить было тяжело, поэтому были сделаны тайники (светлые тоже хранили еду в тайниках, но тёмные обычно легко их находили). И когда лешие «убили» одного единственного кельта и двух римлян в Скрытом, они собрали большую часть еды и стали упаковывать её для переброски. А в это время кельт Саша (не помню игровое имя) прошёл обряд воскрешения и подкрался к тёмным. Подобрав момент, он выскочил и в поединке «убил» всех трёх леших и лесника Илью… Соответственно кельт забрал всё награбленное за день, за исключением единственной «нычки» в лесу.

Я, конечно, говорил Максиму, что нужно порадоваться успеху участника, обхитрившему и победившему леших, но тот продолжал стенать, перечисляя, сколько еды они потеряли, особенно сожалея о плитках шоколада – и ведь всё это они таскали весь день…


Морошка - мы много ели того, что давали нам острова...

Еда у нас всё равно появилась, Коля Чистяков поделился с Людой – по игровому заплатив ей за переброску на байдарке. Поэтому у нас был и хлеб (только белый), и консервы, и сладкое, и приправы.

Поздно вечером славяне при поддержке викингов переправились на Кишкин и стали захватывать территорию на вершине. Ночью там горел яркий костёр и звучали песни. Под них мы и уснули.
Потом родственники Ирины рассказывали, как их впечатлил большой славянский отряд со щитами и мечами, прошедший по скалам над рыбаками.
Тёмные (отряд Коли) были сравнительно недалеко от славян, но никаких действий не предпринимали – объективно, они были слабее, но хотя бы дать участникам возможность сразиться не получилось.

День шестой (12.08) - Харон и река Стикс

Игра настигла максимального накала. Где-то в 5 утра Максим Нагорнов разбудил нас громкими переговорами по радиостанции. Как оказалось, они с Людой ночью похитили байдарки у славян, вынули баллоны и оставили их на юго-востоке Сидорова у домика напротив Виченной Луды.
Ситуация была странной – тёмные оказались в сложном положении – из-за небольшого числа, плохой подготовки отряда Коли Чистякова и из-за отсутствия водного транспорта. В 2008 году, как руководитель КТП я был в тесной связке с тогдашними КИП – тёмными – соответственно они были достаточно мобильными и поэтому происходили яркие сражения. Сейчас же, если бы не вмешательство и помощь Люды – тёмные бы не представляли никакой угрозы (кроме того, что лишали участников сна по ночам).
Мне не понравились все стороны ситуации. С одной стороны глупо программе так ослабить тёмный отряд, с другой стороны мне было неприятно, что лешие, пользуясь нашим гостеприимством, так подставили Южный лагерь. Имея неигровой статус, он оказался в центре событий, и я просто физически чувствовал угрозу.
Как потом оказалось, я был прав. Этим утром Денис Орлов произнёс длинную и яркую речь перед римлянами и кельтами, о том, что «Карфаген должен быть уничтожен» - то есть наш Южный лагерь – «остаться» должны были только две неигровых палатки (моя и Люды).

После завтрака Люда ушла на байдарке, чтобы перебрасывать тёмных. А мы с Ириной собирали мидий на литорали. Самых крупных я находил на боковой части больших камней в фукусах, там, куда очень трудно (почти невозможно) забраться морским звёздам.
Мне так понравились мидии, что я набрал целый кан и поставил их фильтроваться в морской воде.

Потом Алёна, Ирина и Юра сели на красную байдарку и пошли в небольшое морское путешествие.
Сначала на остров Черемшиху, где посмотрели «Ущелье удачи», потом на Плоскую Луду, где погуляли возле форта и забрались внутрь.


Ущелье удачи




Юра на форте (фото naughty_liss)

Юра участвовал в программе «Восточный форт» в 2008 - был в отряде тёмных, под руководством Люды. Как раз тогда форт и был в основном построен.

А мы с Алёшей поднимались на «звонильную вершину», потом собрали целую большую миску черники (которую потом наши ребята разом съели).

На моторке приходили Денис Орлов, Андрей Калачёв и Елена Ермолина.
Говорили с Максимом Нагорновым по поводу похищенных байдарок. Илья принёс баллоны от них (но о вёслах никто не вспомнил!).
Я в это время чистил на камне мидий от водорослей и налёта. И опять опускал их в чистую морскую воду в кане.
Денис попросил Максима покинуть неигровой лагерь и расположиться чуть в стороне, чтобы участники не пугали неигровых людей, в том числе Алёшу.
Но когда моторка ушла, лешие дружно махнули на это рукой. На что я высказал своё «фи». Это называется подставить.

В этот день была сложная переправа славян, которые устали и замёрзли, их большая лодка (захваченная ранее у тёмных) ушла немного дальше от пешего отряда на Керети – и они долго не могли найти друг друга, пока на помощь не пришёл доктор Цыганов на моторке. И буквально сразу, после возвращения славян на Сидоров, тёмные вновь захватили Кишкин.

Вернулась байдарка с Плоской Луды. Алёна и Ирина приготовили суп на ужин. К сожалению, у нас закончились рыбные консервы, а тушёнка меня не радовала.

По радио-эфиру прошла информация, что совсем рядом римско-кельтский отряд. Лешие скрылись в лесу. Судья (Марк) запросил информацию о том, есть ли в лагере игровое снаряжение, я ответил по радио, что нет (совсем забыв о баллонах, лежавших у палатки Максима – по договорённости с Денисом он должен был вставить их в байдарки, но не сделал этого).
Светлые обошли наш лагерь, спустившись к байдаркам. Но поняв, что без баллонов они непригодны для переправы, выдвинулись в нашу сторону.

Вскоре скала над нами ощетинилась фигурами вооружённых людей. Я вышел навстречу воинам в красных одеждах. Ко мне подошли центурион и трибун, если я не путаю. Я сказал, что лагерь неигровой, не считая двух палаток тёмных. Римляне попросили разрешения проверить их – и нашли там, специально для этого случая, отложенную мной еду: хлеб и тушёнку. Запретив рядовым воинам спускаться вниз, верхушка римлян съела эту тушёнку и хлеб. :)

Один кельт, разбирающийся в «щуках», забрал баллоны, чтобы собрать байдарки. Марк (Судья) спросил, могу ли я переправить светлых воинов.
Подумав, я сказал, что доставлю на Кишкин только 10 человек за плату. Ценой стали три поединка светлых воинов на площадке сверху (чтобы Алёна и Ирина посмотрели на игровой бой). Люда в это время спала в палатке и её байдарку трогать я запретил.

Ирина в это время успела сварить мидий.

Течение в проливе было очень сильным. Я переправлял по два воина на Кишкин (младших и девушек в основном), сделав пять рейсов. Меня сносило, я порядком устал. Многие дети не особо умели грести, но хоть немного помогали мне.
Один римлянин узнал меня и назвал по имени. Оказалось, он был в римском отряде в 2008 году.
- Помните, я был толстеньким и коротко-стриженным?
- А теперь ты похудел и отпустил волосы?
- Да.
- Не помню.

Парень спросил, почему я не хочу переправить всех, а только десятерых. Я не стал отвечать, не было сил и желания говорить, что десятерых я переправил для торжества гармонии света и тьмы, а остальных оставил для педагогического эффекта. Нужно учиться преодолевать препятствия и делать выбор.

Некоторое время участники и кураторы грелись у нашего костра, а я рассказывал им, как правильно готовить мидий, угостив нашим «уловом».

Я попросил оставшихся римлян покинуть наш лагерь и с чистой совестью лёг спать.
Воины собрали байдарки и постепенно переправили весь отряд, гребя досками, так как вёсла, спрятанные тёмными, они не нашли. Люда, которая проснулась, по просьбе куратора Нила страховала переправу на моей байдарке. А по итогам ночи назвала меня «светлым упырём». :)
За то, что помог светлым и вынудил её тоже помочь, чтобы не будить меня.
- Лучше бы ты был Хароном, а это река Стикс, - зловеще пошутила она.

День седьмой - «Корабль, которого нет»

Проснувшись утром, я обнаружил, что вдоль берега на камнях в забытьи лежат римляне и кельты. На байдарках переправлялись (уже обратно) остальные воины. Захватив территорию на Кишкине (до этого захваченную славянами, а потом обратно тёмными), они возвращались в свои лагеря. Тёмные в это время бродили по Сидорову.
Игра подходила к концу. Римляне и кельты разделились и побрели в разные стороны. Нил оставил нам мешок с едой, которую они не могли унести – для компенсации Максиму Нагорнову. Ведь его еду съели римляне.

Как только светлые ушли, тёмные Илья и Олег тут же угнали брошенный светлыми римский флот (2 байдарки) на мыс Большого Андронина. Это было одно из последних действий на игре.
В 12:00 Вероника объявила по радио с базы об окончании активной фазы (захват территорий).
Несколько слов о Рэйн. Иногда мне было очень жалко, что на почти была заперта на вершине Виченной Луды, словно принцесса в башне замка. Приятно было слышать её голос, но выдержать столько радио-эфира не каждый человек сможет – на смене были Ваня и Лера. Иногда это приводило к казусам, например, когда в тетради для записей не могли разобрать описание местоположения нового алтаря народов тёмных на Керети, оставленного почерком Леры, а сама Лера была где-то в районе Скрытого, где в тот момент не работала ни одна радиостанция. Тогда Максим нервно и горячо объяснил по радио всё базе – его даже успокаивать пришлось. :)
Однажды Вероника всё-таки вырвалась на байдарки Люды на Сидоров, но это было недолго.

Я обещал написать, почему мы называли Илью Маугли. Просто в завершающие дни он стал ходить по лагерю в одних плавках, очень похожих на набедренные повязки индийцев из фильмов. Смуглый, черноволосый и кудрявый – он просто вызывал однозначную ассоциацию с Маугли. :)

Давно надо было вырвать Люду из этого пространства, чтобы отвлечь от игровых переживаний, поэтому мы наконец-то собрались в дальнюю миссию. На «Корабль, которого нет». Так же мы планировали попасть на остров с «Лабиринтом», но как показали события, это не получилось.
Команда собралась следующая:
Синий «Викинг»: капитан Люда, матрос Илья.
Красный «Викинг»: капитан я, матрос Ирина.

Обойдя Сидоров с запада, мимо «Пальмового острова» и лагеря славян, мы устремились в сторону «Корабля», который казался чёрточкой на горизонте.



Меня при движении сносило направо, Люда следила за нашим движением по GPS-навигатору. Она замерила и скорость нашего движения. Они с Ильёй гребли ≈6 км/час, а мы ≈5 км/час.
Волны были, но не сильные, просто раскачивали нас, как бы убаюкивая.
Двигались мы по горкам восточного ветра – из открытого моря.
«Корабль» постепенно вырисовывался, но медленно, а долго грести скучно – Ирине немного надоело. Но зато мы не устали – берегли силы. А мне очень хотелось размять ноги.


Фото Люды

Обойдя «Корабль, которого нет», мы сначала высадились с восточной стороны, где о камни ударял прибой. Начался прилив.
Под шум прибоя мы вошли внутрь ржавого корабля. Пришлось идти по щиколотку в воде – и она стремительно пребывала. Мы с Ильёй залезли по лестнице, находящёйся высоко, из-за чего пришлось подтягиваться. А Люда вошла через корму, прямо из воды. Мы немного походили по палубе. Пахло птичьим помётом. На носу корабля было много гнездовий.



Я спустился первым. Ирина ждала нас внизу. Мы перечалили байдарки на другую сторону корабля (западную), где был кусок суши. Корпус «Корабля» немного укрывал нас от ветра. Дров было достаточно, и мы решили сделать обед. Учитывая, что мы поздно вышли из лагеря, Люда решила, что на «Лабиринт» мы не идём, а возвращаемся в Южный лагерь. А сначала делаем полноценный обед и отдыхаем.
Развели костёр в укрытии из камней, приготовили рис с тушёнкой. На базу по радиостанции я сообщил, где мы находимся и что вернёмся не позже 1 часа ночи.
Из досок сделали себе скамейку и стол. Светило солнце и было даже уютно.
Люда в июле была у «Корабля», здесь можно прочитать её отчёт.
- Теперь я буду называть тебя морским волчонком – улыбнулся я Ирине, - ведь ты прошла первый большой выход в море на байдарке.



В течение двух часов мы покушали и отдохнули. Сытыми было намного приятнее выходить в море.

Люда с Ильёй вновь вырывались вперёд, а мы их догоняли. Ирина иногда оглядывалась, смотря, как «Корабль» уменьшается в размерах.
А «Лабиринт» остался целью на следующий год. Сейчас же мы прощались с Белым морем. Я «каждой клеточкой своего тела» осознал, что всё. Это завершение нашей миссии на Белом море в этом году.
- Спасибо за хорошую погоду!
Солнце пряталось за небольшими облаками, пуская вертикально вниз яркие лучи – оставляя на воде яркого солнечного зайчика. Когда солнце выглядывало, обогревая нас, Ирина начинала энергичнее грести.
У Сидорова мы разделились. Люда с Ильёй пошли в лагерь КИП в Восточной песчанке, а мы шли прямо в Южный лагерь.

Максимальные приливы продолжались и вокруг нас плавали брёвна, которые Ирина называла крокодилами. А также один раз на воде и раз у «Корабля» нам попались разные женские босоножки (одна из пары), из чего Ирина сделала вывод:
- Теперь мы знаем, что на Белом море много золушек. :)

В проливе между Сидоровым и Кишкиным она показала место, где поймала свою первую треску.
На пути нам встретился старший брат Ирины с женой и дочерью, они быстро шли на моторке (на рыбалку). Угостили нас конфетами.

Люда хотела пригласить команду игровой поддержки на праздничный торт к нам, но этой ночью Денис запланировал бонусное сражение на форте и заключительный обряд там же, на Плоской Луде. В течение ночи на остров были переброшены все участники и тёмные. А утром состоялось сражение. Отряд КИП, тёмные и кураторы защищали форт от участников. В принципе форт был неприступен, но защитники не могли воскрешаться, поэтому постепенно всех убили лучники.

У викингов вечером был траур, так как они не смогли спасти своих адаллунгов от проклятия, и они скончались. Всё что они смогли, это забрать со всеми почестями на драккаре тело Хьярти (а Фьялар Сварт бесследно исчез).
Мама Ирины потом рассказывала мне (они рыбачили рядом), какой трогательной и одновременно непонятной для неё была сцена переноса Хьярти в лодку…

Пока нас не было, Алёна с Алёшей гуляли по вершине у лагеря и собирали чернику. А к вечеру у него поднялась температура, пришлось сбивать её свечкой.

Вечером мы съели торт с черникой, запив чаем. Наш прощальный ужин. А после очередной главы «Хоббита» мы легли спать.

День восьмой – «Возвращение в Чупу»

Утром мы узнали по радио, что пропал «Серебряный дракон». Похоже, что его плохо привязали в базовом лагере и большой прилив унёс его…
Поиски на малой моторке не привели к положительным результатам.

Люда этим утром встала первой, где-то в 7:00 и ушла за пресной водой и за амулетом на Илейки.
С утра выглянуло солнце, стало тепло, даже жарко.
Пока не начался полный отлив, я помыл байдарку в море. Потом развёл костёр и попросил Олега с Аней приготовить на завтрак рисовую кашу со сгущённым молоком. Постепенно проснулись все. Мы позавтракали и стали собирать вещи, палатки, байдарки.


Прибой приносил медуз к нашему берегу

Так как день был жаркий, многие успели искупаться в прохладной воде. Юра, Олег и Илья даже прыгали со скалы в море.


Всех животных из аквариума Алёна выпустила в море

Мы с Ириной домыли моего «Викинга» и при помощи Люды и Юры свернули, упаковав в герму. Обе байдарки должны были отправиться в Москву, а оттуда в Петербург для ремонта у производителя. Я, к сожалению, не мог забрать их сразу. Это было реально – но очень неудобно и дорого.
Ирина помогла мне собрать в литровый термос черники, для нас с Алёшей в Петербурге. Я собрал по склону обещанный букетик гербария для Юники, которая в этом году, к сожалению, не смогла приехать на Белое море.
Около 15:00 за нами пришла яхта «Магеллан». Я попрощался по радио с Денисом Орловым и базовым лагерем и отключился.



Капитан Гавриил поставил яхту носом к скале, и мы быстро погрузились. Олег и Аня тоже решили вернуться вместе с нами, и потом сутки побыть в Чупе, дожидаясь поезда. Максим, Илья и Настя на несколько дней остались на островах – как я понял, они последними их покинули...

На яхте было очень приятно, хотя и шла она медленно. Алёне понравилась деревянная отделка. Пока мы шли до Чупы 3,5 часа, многие успели подремать. Алёша спал у меня на руках снаружи.


Люда (фото naughty_liss)


Юра

Когда мы проходили мимо Чкаловского, Ирина рассказала, что когда-то это был посёлок горнодобытчиков, но потом шахты закрыли…
А сейчас в Чупе есть традиция. Когда кто-нибудь получает права на вождение, он садиться в машину и едет в Чкаловский, в гостиницу-корабль «Нереис», где выпивает чашечку кофе. :)


Морской волчонок Арверг, наша Ирина с гитарой :)

Ещё Ирина рассказала, что в Пулонге (мы тоже её проплывали) открыли гостиницу. Первые шаги для цивилизованного туризма сделаны – вот только грустно, что землю постепенно скупают москвичи – не думаю, что это приведёт к чему-то хорошему. Хотя, кто знает.

На «Горелую пристань» одновременно с нами пришёл кораблик с отрядом тёмных Коли Чистякова. Мы попрощались с ними и с Олегом и Аней. Нас забрал за две ходки дядя Ирины.
Вечер мы провели в гостях у родителей нашего морского волчонка. :)
По очереди помылись в бане, поужинали вкуснейшей домашней едой. В это время вернулись отец и старший брат Ирины с рыбалки – они привезли целый мешок трески.
Ночью была гроза. Ребята подремали, а я рассказывал маме Ирины о наших приключениях. Ирина подарила мне морскую картинку из раковин и морских звёзд (на память о Белом море). А я подарил ей две книги Николая Горькавого (don_beaver): «Астровитянку» и «Теорию катастрофы». Жаль, что третья книга «Возвращение астровитянки» ещё не поступила в продажу.


Скоро выйдет третья книга...

Для того, чтобы завернуть подарок Ирины, я попросил стопку газет. И было забавно, что в «Приполярье» (№26 от 9 июля 2010) рассказывалось о фотовыставке Александра Семёнова (shilovpope) «Макромир Белого моря», которая проходит в Чупе в офисе «Бассейнового Совета Северо-Карельского побережья» (мы были на этой выставке в начале программы «Кристаллы Северной Карелии»).




Когда мы грузились в машину, дождь уже просто моросил. Мы с Алёной и Алёшей сели в поезд первыми, ребята нас проводили. И даже бежали потом за поездом. :)
А через час сели Юра с Людой.
Так завершилось наше путешествие.
Tags: Белое море, ЗБМ, Карелия, Чупа, дружба
Subscribe

  • Сосновые почки

    У меня закончились сосновые почки, а значит я могу никогда не попасть в Эрмитаж. 2 года ★ Музыка: Libera - Walking in The Air Земфира - Блюз Альянс…

  • Суворовцы

    Провёл три урока по космонавтике в Суворовском военном училище Министерства внутренних дел в рамках недели цикла естественно-математических…

  • НТВ

    Вторые чтения о просветителях в Государственной Думе сдвинулись вправо на несколько дней, но, при всей широте нашей реакции, всё равно высока…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments