alien3 (alien3) wrote,
alien3
alien3

Categories:
  • Music:

Белый Самайн



В ночь с 30 на 31 октября я был в подмосковном лесу (Красногорский) на празднике Самайн (Самхейн).
А началось всё в субботу утром, когда я встретился на «Тушенской» с Сигмаром и Людой. Команда заброски – 3 человека. Но, оказалось, что Сигмар забыл записку от родителей, о том, что они не против отпустить своего несовершеннолетнего сына с нами в лес с ночёвкой. И был он отправлен домой.

Так вдвоём с Людой и с новенькой бензопилой мы отправились в лес, у платформы «Опалиха».
Место тоже, что было выбрано моей командой год назад. Тогда нас было пятеро. И мы валили сушинки пилами-цепочками.
Теперь нас было двое. Но... Но с нами была она – бензопила!* :)
Люда купила её совсем недавно.
- Людей на заброске становится всё меньше, а дров на ночь нужно всё больше, - откомментировала она это приобретение.
Впрочем, запас дров, оставшийся со дня рождения клуба ПиР был внушительный – я дополнительно повалил только два средних сухих дерева. Попилив на чурбачки ещё часть того, что уже было.
В округе остались только очень мощные сушины (мне их не обхватить руками) – честно, я даже побоялся к ним подступаться.

Улучшили с Людой пентагон (фактически сделали заново), поставили тент, развели огонь – немного поджарить хлеб. Каны (котелки) должны были прибыть с Пашей, а основная еда на машине Кости вечером.
Когда выяснилось, что все так или иначе задерживаются, я лёг в спальнике под тентом и уснул – сказалось хроническое недосыпание.

Проснулся я от громких возгласов Паши и менее громких Яны, которые ставили палатку. Люда в это время приготовила на обед спагетти.
Уже темнело. С утра было пасмурно, но днём, как бывает в преддверие Самайна тучи на несколько минут разошлись – и сквозь покров елового леса пробились яркие и жаркие лучи солнца.

Скоро пришла «группа Саши» (Шурика) – мы пили чай, общались. Паша учил Шурика играть в го. Я разговорился с Юлей, однокашницей Олькан, тоже из биологического класса. Меня понесло на социально-психологические темы с примерами на людях, муравьях и пчёлах. А потом мы пошли впятером встречать машину Кости.
По дороге нам встретились Юника, Сантей и скромная Алли в широкополой шляпе. А у платформы (ближе к магазину) забрали еду и некоторые вещи у Кости и Марсика (они в этот день сначала были на Самайне ЗБМ).
Пришли мы к началу обряда (чуть позже 21.00). Очень надеялся, что к нам успеет Джордан, но ей «была не судьба» добраться до поляны...
А некоторые беломорцы в эти выходные были на ММБ.

Дальше начался обряд Самайна. Он состоял из нескольких частей – имеющих разный смысл. На чём-то я остановлюсь подробнее, чтобы не забыть, что-то я оставлю в памяти и сердцах участвующих (а, возможно, я просто забыл).
Опять таки из-за нехватки времени я изложу лишь внешнюю форму, оставив внутреннее содержание и некоторые переживания на будущее. Излишние подробности написаны для определённых людей (например, для Манюни).

Праздник готовили Юника, Янина, Пантерка (Исиль Нарма) и Олькан (при участии Люды, Паши и Сантея).

В начале участники (я, Марсик, Костя, Юля, Алли, Сантей (Саша), Кенни (Андрей/Эйнар/Фьялар Сварт), Хольми (Саша), Саша (Шурик), Мира) попали в руки к Паше. Он провёл с нами серию упражнений/игр, которые должны были сблизить тех, кто был незнаком и дать почувствовать, «как тонка граница между мирами в эту ночь».
Мы знакомились**, сворачиваясь в клубок и разворачиваясь.
Мы старались удержать шарик разными частями тела группками по четыре человека, мы выстраивались по ранжиру с закрытыми глазами и тому подобное, в результате чего поднялись настроение и частота пульса.

Чёрный Самайн


Дальше Люда, как проводник повела нас через тёмный лес цепочкой к первой части обряда. Наши глаза были закрыты. Порой мы натыкались на корни или ветви, подсказывая друг другу где скользко или опасно, порой сквозь закрытые веки раздражающе ласкал свет огня, а также совсем рядом раздавались завывания, фырканье и рычание. Это Пантерка с Олькан лесными духами следовали за нами. Порой где-то близко, сзади ли сбоку, чувствовалось прерывистое дыхание, вроде бы далёкое, но столь чувствительное, он которого, словно от ночной прохлады, внутри проскальзывали приступы дрожи.
Потом, когда мы всё также с закрытыми глазами расселись на брёвнышках и скамейках одного из туристических пентагонов, они вдвоём пронзительными голосами читали нам стихи о Чёрном Самайне, о той опасности, которой издревле подвергались смертные, оказавшись в одиночестве и без огня в тёмном лесу, когда наступает великое время охоты духов...

Потом, не менее пронзительный, низкий голос Юники Эхо пропел песню об Учителе и оборотнях. Подвывая в конце...

Красный Самайн

Но есть одно средство, которое может взбодрить и спасти людей в последнюю ночь уходящего года – это пламя, это обряд Красного Самайна. Мы все прошли через его огненные врата.
Пантерка подожгла по очереди огненные крылья (веера), а потом яркие пои, наполняя лес, поляну, шумными зигзагами и согревающими отблесками, заставляя ночь и холод отступить под необузданной силой пламени и горячего женского сердца.
Между её несокрушимыми, как стихия моря, и завораживающими, как полёт бабочки, движениями, на поляне из тьмы возникли Юни и Сантей в красных одеждах. Их ладони исторгали огонь, под музыку они закружились в пластичном и опасном танце. Порой с замиранием сердца я замечал, как пламя плотно облегает одежду Юни, воздействуя на тонкие струны где-то внутри меня – и я словно чувствовал его нестерпимое пощипывание.


Юни (фото Миры)

Стоя полукругом, мы написали на небольших листочках свои желания. Раньше, по традиции, я писал то, что желал другим людям, в этот раз написал своё искреннее желание на следующий год – сделать то, что зависит только от меня, то, что покажет мою готовность к будущему, такому, каким вижу его я. Это очень сложное желание – даже подступиться к нему нелегко.
По очереди мы подходили к Пантерке, сжигая на огненном алтаре сложенные бумажные письма в «иной мир». От этого пламени, подпитанного нашими искренними помыслами, мечтами и неровными буквами, каждый зажёг красную свечу.

Белый Самайн

Но Самайн это не только конец старого года, когда жизнь затихает, когда ночь неумолимо побеждает день... Нет, Самайн это и начало нового года – новые надежды, новая жизнь. Это Белый Самайн.
Третий, завершающий обряд, в свои руки взяла Яна. В белом наряде под музыку она повела нас цепочкой (теперь уже с открытыми глазами) через лес. Туда, где ждали нарядные, светлые, зимние ворота в Белый Самайн. Закружив в хороводе, Яна провела нас через огненную яму и врата, чтобы мы все собрались у алтаря, где горели свечи, лежали различные дары и булочки «для гадания о будущем».
Вкусив терпкие кусочки яблока, ягоды граната, глотнув из чаши и съев сладкий хлеб, каждый нашёл свою руну – ту, что может указать на характер прогнозируемых событий в новом году.

Но не зря у нас были с собой красные свечи. Временно потушенные, они вновь ярко разгорелись от огня с алтаря, и мы смогли, касаясь своими огоньками, сказать друг другу какие-то тёплые слова, не сказанные в ушедшем году.

Так завершился обряд. С хорошим настроением вы вернулись к костру, который радостно потрескивал свежими еловыми и берёзовыми чурбачками.

В эту ночь мы перевели часы на зимнее (декретное) время. Сравнявшись с подмосковным ЦУПом. Но я всё равно лёг спать пораньше – чтобы восстановить силы.

Но что-то запомнилось перед тем, как я ушёл. Фьялар Сварт был одет не по лесному. В кожаной куртке, с длинными тёмными волосами он напоминал мне персонажа какой-то готической игры, фильма... Мы разговаривали о психологии, о его занятиях в Университете. Хольми был молчалив и задумчив, я сказал ему, что благодаря своей одежде, причёске, редким, но метким фразам, он почему-то походил на скандинава – точнее то, как я их себе представляю.
Костя ходил с большой свечой, подобранной мной перед Красным Самайном, был весел и красноречив, объясняя это местом своего появления в этом мире.
Юля на обряде со свечками, сказала, что я при первом же личном общении вызываю желание довериться. Марсик была задумчива и всё более серьёзна (и всё-таки постоянная работа у многих из нас отнимает силы). Люда шутила по поводу четырёх Саш и всё время порывалась загадать дополнительное желание...

Уснул я под пение наших девушек у костра. Утром, быстро позавтракав, попрощался с Людой, Марсиком и Сантеем и пошёл к платформе.
Но ещё раньше мы успели пошутить, что не хватает нам Кирилла Терентьева.

Электричка подошла, когда я был в двух сотнях метров от ступенек. Я, конечно, припустил бегом, используя те секунды, что дали мне машинист с помощником. Лишь когда я влетел в переднюю дверь, она захлопнулась. Понятное дело, что билет у меня был куплен заранее***.


*В преддверии зимней олимпиады в Сочи у меня особое отношение к бензопилам (и просто пилам) – я поддерживаю вариант эмблемы для этой олимпиады в виде весёлой пилы с мешком.
**На самом деле мы все друг друга отлично знаем. В ту ночь только Алли предстояло узнать многих из нас, а Юля была среди кельтов на Сидорове на Белом море, став «беломорцем» в уходящем году. И видела меня целых 3 раза (когда я приходил торговцем в их лагерь, когда переправлял римско-кельтский отряд на Кишкин и на первом гусятнике «Легенды»)
***Люблю я платформы, где нет тормозящих турникетов.
Tags: Белое море, Самайн, беломорцы, дружба, лес
Subscribe

  • Ничего

    Фото Светланы Шевелёвой Февраль начал с поиска статей по салютогенезу астронавтов, выученной беспомощности и бесправного горя. Мой любимый…

  • Сосновые почки

    У меня закончились сосновые почки, а значит я могу никогда не попасть в Эрмитаж. 2 года ★ Музыка: Libera - Walking in The Air Земфира - Блюз Альянс…

  • Против насилия

    На первой полосе... Подписал обращение к гражданам России, избранным органам власти, политическим партиям и общественным организациям. Вы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments